Главная страница -->  --> Концептуальная модель современной библиотеки: социально-философский анализ


На правах рукописи

Концептуальная модель современной библиотеки:
социально-философский анализ

Для цитирования:

Тикунова, И.П. Концептуальная модель современной библиотеки: социально-философский анализ [Рукопись] : диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук : [специальность] 09.00.11 − Социальная философия : защищена 13.03.2007 / И.П. Тикунова ; науч. руководитель М.Ю. Опенков ; Гос. образоват. учреждение высш. проф. образования «Помор. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова». − Архангельск : [б.и.], 2007. − 129 с.


Введение
1. Современное общественное развитие и библиотеки
1.1. Анализ современных тенденций общественного развития, определяющих социокультурные трансформации современной библиотеки
1.2. Трансформация библиотеки как социального института
1.3. Анализ существующих моделей современных библиотек
2. Концептуальная модель библиотеки в контексте формирования общества знаний
2.1. Теоретико-методологические основы моделирования библиотеки
2.2. Концептуальная модель современной библиотеки в контексте формирования общества знаний
2.3. Реализация концептуальной модели в региональной библиотеке
Заключение
Литература

 


вверх

ВВЕДЕНИЕ

 

АКТУАЛЬНОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ. Библиотека – один из древнейших культурных институтов. За долгий период человеческой истории ее социальные функции претерпели существенные изменения. Назначением первых библиотек было хранение документов. Со времени своего возникновения до сегодняшних дней библиотека прошла первый этап эволюции общественной миссии: от обслуживания нужд правящей элиты до удовлетворения общественных потребностей. Библиотека превратилась в социальный институт, включающий информационные и культурные компоненты и обеспечивающий устойчивость связей и отношений в рамках общества.

Особенность современной эпохи заключается в том, что она является ареной сразу двух революций, ментальной и технологической: первая связана с процессом глобализации и формированием новой культурной парадигмы, вторая – с последствиями техногенного взрыва в сфере коммуникаций. Происходящие общественные трансформации влияют на библиотеки столь решительно, что меняют не только всю систему библиотечного труда и библиотечных ресурсов, но и впервые ставят вопрос о «границах» библиотечного пространства и самих основах существования традиционных библиотек и их функций. Изменение роли, назначения библиотек отражается на взаимоотношениях библиотеки с обществом и отдельными социальными институтами, ведет к трансформации профессиональных ценностей библиотечной этики, профессионального сознания библиотечного сообщества.

Все эти явления потребовали поиска новых моделей библиотечного развития, обеспечивающих жизнеспособность библиотеки как необходимого обществу социального института в контексте построения открытого общества знаний.

СТЕПЕНЬ ИЗУЧЕННОСТИ ПРОБЛЕМЫ. Проблема глобальных изменений в обществе и развития информационной цивилизации находит отражение в значительном количестве работ в рамках концепций постиндустриализма. В работах Д. Белла, Ф. Махлупа, Э. Тоффлера, М. Кастельса, П. Дракера подчеркивалась центральная роль информации и знания в общественном развитии, констатировался ускоряющийся сдвиг от производства материальных благ к производству услуг и информации, закладывались основы для развития концепций обществ знаний.

Среди российских ученых, исследующих проблемы трансформации современного общества, необходимо отметить А.И. Ракитова, Г.Б. Клейнера, А.Я. Эльянова, В.Л. Иноземцева, В.П. Нечипоренко, И.А. Мальковскую, Т.Г. Богатыреву, Н.Н. Покровскую и др.

Проблемы социокультурного развития применительно к условиям переходных систем, трансформации и модернизации общества получили развитие в работах П. Бурдье, М. Кастельса, К. Ясперса, М.Н. Эпштейна и др.

Разработке проблемы системности общественной жизни посвящены работы П. Сорокина, Г.П. Щедровицкого, А.А. Пелипенко и др. Проблематика, связанная с особенностями функционирования социальных институтов в условиях построения нового общества, находит свое отражение в работах Ю. Хабермаса.

Проблематика культуры как общественного процесса, ее социальных функций имеет глубокие философские традиции. В этой связи необходимо назвать работы П. Сорокина и Э. Гуссерля. Дальнейшее развитие она получила в работах В. Библера, В.М. Межуева.

Библиотека как культурный феномен, как социальное явление рассматривается в трудах Х.Л. Борхеса, П. Клоделя, У. Эко. Значительный вклад в развитие философии библиотеки внесли Н.Ф. Федоров, А.Н. Ванеев, А.В. Соколов, Т.Б. Маркова, М.Ю. Опенков.

Проведенный анализ отечественной и зарубежной литературы позволяет сделать вывод, что проблема социокультурных трансформаций современной библиотеки как социального института в условиях формирования общества знаний является сравнительно новой темой в корпусе социально-гуманитарных наук. В той или иной степени она рассматривалась в контексте философских, социальных и библиотековедческих исследований.

В работах преобладает анализ отдельных сторон, аспектов, явлений новой реальности. В целом ряде исследований библиотека моделируется как социальный институт, однако при этом используются различные методологические подходы. С гуманистических позиций рассматривает современную библиотеку Е.Ю. Гениева, выстраивая библиотеку как центр межкультурных коммуникаций. Р.С. Мотульский и А.С. Чачко анализируют библиотеку как культурно-цивилизационный феномен, способный и в дальнейшем играть важную общественную роль. С позиций информационно-документального подхода библиотеку представляют в своих трудах Ю.Н. Столяров, В.В. Скворцов, М.С. Слободяник. Глубокое исследование библиотеки как элемента информационного пространства провела Т.Ф. Берестова.

В работах А.Н. Ванеева, М.Я. Дворкиной, А.В. Соколова, В.Р. Фирсова дается подробный анализ социальных функций библиотеки, присущих ей во все времена. Трансформации социальной миссии библиотеки посвящены работы Т.А. Бруевой, М.Я. Дворкиной, И.А. Ильяевой. Л.И. Костенко, В.Р. Фирсов исследовали функции, которые, по мнению авторов, должны получить свое развитие в информационном обществе.

Множество публикаций посвящено развитию отдельных библиотечных функций в современном социальном контексте. Н.В. Бубекина, Е.Д. Жабко, Н.П. Лысикова исследовали образовательную функцию библиотеки, работы Л. Гудкова и Б. Дубина, В.В. Мурзиновой, А.В. Фоминой посвящены актуальным проблемам реализации ее мемориальной функции. Развитие информационной функции представлено в трудах Я.Л. Шрайберга.

Одно из первых исследований, посвященных проблеме развития библиотеки в информационном обществе, было проведено С.В. Красовским в начале 90-х годов XX века. В ней была представлена попытка моделирования библиотеки, отвечающей существующим представлениям о потребностях нового общества, с точки зрения технократического подхода.

Позднее было опубликовано множество работ, авторы которых пытались нарисовать перспективы библиотечного развития в контексте происходящих общественных изменений. Среди российских теоретиков, обращавшихся к этой теме – М.И. Акилина, М.Г. Вохрышева, Л.М. Марцева, В.К. Степанов, Л.Н. Гусева, Т.В. Ершова, А.И. Каптерев, В.В. Лещинская, Л.Н. Тихонова, Л.В. Федореева и другие. Можно выделить несколько переводных работ зарубежных ученых: М. Бакленда, А.С. Галлимора, Б. Ленга, Ф. Уэбстера. Значительный вклад внес Я.Л. Шрайберг, исследуя различные аспекты развития библиотеки как информационного института в контексте построения общества знаний.

Теме развития моделей региональных библиотек посвящены отдельные работы М.И. Акилиной и Д.Ф. Полознева, О.Г. Степиной, а также публикации зарубежных авторов: Э. Эйнели (E. Ainali), М. Берндтсон (M. Berndtson), Р. Хэпела (R. Hapel) и других. Практически не разработанными остаются проблемы трансформации региональной библиотеки под влиянием современных общественных процессов, определения ее перспективных направлений развития.

ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ – библиотека как элемент социокультурной инфраструктуры современного общества.

ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ – современная модель библиотеки, обеспечивающая перспективы ее развития как необходимого обществу социального института.

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ – построить модель современной библиотеки в контексте формирования общества знания.

В диссертации в соответствии с поставленной целью решаются ЗАДАЧИ:

1.    проанализировать современные тенденции общественного развития, определяющие социокультурные трансформации современной библиотеки;

2.    выявить основные требования, предъявляемые к социальному институту библиотеки в контексте формирующегося общества знаний;

3.    проанализировать социокультурные изменения библиотеки как социального института;

4.    провести анализ инновационных библиотечных моделей, представленных в практике зарубежных и российских библиотек;

5.    построить модель современной библиотеки, описать основные социокультурные процессы, в которых участвует библиотека, уточнить ее социальные функции и структуру библиотеки в контексте общества знаний;

6.    на основе созданной модели выявить и описать концепцию развития региональной библиотеки в условиях формирования общества знаний.

ОСНОВНАЯ ГИПОТЕЗА ИССЛЕДОВАНИЯ состоит в том, что библиотека, оставаясь социокультурным институтом воспроизводства знаний, становится определяющим структурным элементом современной социокультурной инфраструктуры в контексте построения общества знаний. Современная библиотека – это адаптивная многофункциональная, открытая культурно-цивилизационная институция, назначение которой – содействие обращению и развитию накопленного человечеством знания путем обеспечения свободного доступа к нему; сохранение документированного знания как общественного достояния.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ БАЗА ИССЛЕДОВАНИЯ. В основе диссертационного исследования лежат принципы системного подхода, в соответствии с которым библиотека рассматривается и как элемент социальной системы и как сложная система. Использованы ресурсы институционального подхода, позволяющего выделять и анализировать устойчивые социальные процессы, в которых участвует библиотека, выполняя социально значимые функции. Применение феноменологического подхода позволило описать библиотеку как культурный феномен, обеспечивающий поступательное развитие общественного прогресса. Для построения модели библиотеки применен деятельностный подход.

ЭМПИРИЧЕСКУЮ БАЗУ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ составили основополагающие нормативные документы, регламентирующие деятельность современных библиотек, статистические данные, материалы конкретных исследовательских проектов в сфере библиотечного дела, результаты профессиональной деятельности автора, материалы периодической печати, информационные ресурсы, размещенные в сети Интернет, касающиеся проблемы диссертационного исследования.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА состоит в следующем:

1.    На основе анализа происходящих социокультурных трансформаций впервые сформулирована социальная миссия библиотеки как института общества знаний, направленная на содействие обращению и развитию накопленного человечеством знания, а также на сохранение документированного знания как общественного достояния;

2.    Впервые разработана концептуальная модель современной библиотеки в контексте формирования общества знаний, описывающая: социокультурные процессы, в которых она участвует; основные социальные функции, обеспечивающие воспроизводство знаний; необходимые и достаточные структурные элементы (библиотечно-информационный ресурс, библиотечный персонал, материально-техническая составляющая библиотеки);

3.    Впервые выявлена когнитивная функция библиотеки, обеспечивающая возможность познавательного процесса в масштабах общества, преемственность культурного развития и использование культурного достояния человечества;

4.    Определены позиции современной региональной библиотеки в контексте построения общества знаний;

5.    В ходе сравнительного анализа российских и зарубежных инновационных моделей развития библиотек описаны различия в существующих подходах к библиотечной политике, определению приоритетных функций библиотеки, наполнения их конкретным содержанием, механизмами реализации, а также государственными гарантиями реализации.

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ состоит в разработке концептуальной модели библиотеки общества знания, определении ее роли в контексте построения нового общества. Полученные в диссертации результаты имеют важное концептуальное, методологическое значение для разработки проблематики в социально-философском ракурсе.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ. Полученные данные могут быть использованы при формировании стратегий и концепций развития современных библиотек. Материалы диссертации будут полезны в дальнейшей разработке проблем общества знания, при подготовке отдельных учебных курсов, связанных с социально-философскими проблемами общества знаний, спецкурсов, посвященных философии библиотеки. Использованный подход и ключевые выводы исследования составляют основу Концепции развития Архангельской областной научной библиотеки им. Н.А. Добролюбова.

АПРОБАЦИЯ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. Основные положения диссертации изложены в научных публикациях, в том числе в Вестнике Поморского университета (2006 г.). По проблемам исследования были сделаны доклады и сообщения на Межрегиональном форуме публичных библиотек России «Библиотеки Северо-Запада как ресурс развития территории» (Петрозаводск, 2005 г.), конференции Российской библиотечной ассоциации (Екатеринбург, 2006 г.), на 9-й ежегодной международной конференции EVA-2006 (Москва, 2006 г.). Результаты диссертации апробируются в деятельности Архангельской областной научной библиотеки им. Н.А. Добролюбова.

СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ определяется ее целями и задачами. Диссертация состоит из введения, двух глав (по 3 параграфа в каждой), заключения, библиографии.

 


вверх

1. Современное общественное развитие и библиотеки

 

1.1. Анализ современных тенденций общественного развития,
определяющих социокультурные трансформации
современной библиотеки

 

Современный этап развития общества называют переходным. Технологическая революция как основная материальная составляющая происходящих изменений началась более тридцати лет назад и приобретает все больший динамизм. Технологический прогресс обеспечил невиданное ранее развитие социума, выражающееся в резко возросшей власти человека над природой. Подтверждением тому является высокий уровень развития информационных технологий, распространение компьютерной техники.

Их воздействие распространяется на образ жизни людей, их образование и работу, взаимодействия власти и общества. «Они становятся жизненно важным стимулом для людей и общества эффективно использовать знания в целях обеспечения устойчивого экономического развития, повышения общественного благосостояния, развития культурного многообразия и общечеловеческих ценностей».[1]

Развитие нового общества концептуально и практически означает формирование мирового информационного пространства. Информационное пространство, по сути, сконструированная реальность (конструкт), то есть продукт человеческой культуры. Это материально-духовная (идеальная, созданная сознанием) категория. Материальную основу информационного пространства составляют: информационные ресурсы (базы и банки данных, все виды архивов, система депозитариев государственных информационных ресурсов, библиотеки, музеи и прочее); информационно-телекоммуникационная инфраструктура; система массовой информации; технологии, средства связи, информатизации и телекоммуникации; информационные продукты и услуги; система защиты информации. Все это функционирует для обеспечения идеальной составляющей информационного пространства, движения и развития смыслов и значений, созданных человеческим сознанием.[2]

Информационное пространство – это результат развития фазы сохранения и передачи информации. Понятие единого информационного пространства социума достаточно четко ассоциируется с единой системой общественных отношений, существующей на определенной территории. Это может быть единое экономическое, политическое, правовое, образовательное и иное пространство.

Включение в систему коммуникаций новейших технических достижений, создание новых средств тиражирования и транспортировки информации обеспечивают непрерывность и развертывание информационного пространства.

Появление электронных носителей информации вызвало к жизни новые способы хранения, обработки и распространения информации, иной среды обитания текста.[3] Количественное увеличение информации привело к необходимости создания особых центров ее хранения, в которых существовали бы специальные правила, нормы, ритуалы получения знания.

С появлением компьютерной техники возникли новые способы обмена информацией. Информационный обмен стал носить характер диалога и полилога. Новые средства информационного обмена позволили преодолеть дискретность информационного пространства.

Эра сетевых технологий пришла на смену эре компьютеров. Современная технологическая революция устанавливает связь между мега-серверами, на которых хранится огромная масса информации. И множеством переносных и стационарных приборов, подключенных к сети, которые обрабатывают эту информацию. Сеть Интернет стала не только средством коммуникации, но и средой, в которой создается интерактивная сеть мирового общения.[4]

В новой информационной среде структура информационных потоков существенно изменяется, их специфическими чертами становятся нелинейность и неструктурированность. Характер предоставляемой информации, имеющей неструктурированное содержание, может быть сколь угодно широким. Технические средства дают возможность доступа к информации вне зависимости от времени и ее реального местонахождения.[5]

Основная отличительная черта современного информационного пространства заключается в образовании системы информационных коммуникаций, позволяющей получить доступ социально значимой информации в любом месте в любое время. В результате удешевления доступа к Интернет сетевые информационные ресурсы становятся достоянием все большей части населения планеты. Рост популярности Интернет, в свою очередь, способствует тому, что все больший массив информации перемещается в виртуальную сферу, которая в последние годы обогатилась, в частности, множеством мультимедийных источников, включая телевизионные передачи.

Возможность доступа к информации, казалось бы, существенно снижает роль посредников в системе документных коммуникаций. Однако по мере насыщения информационного пространства все новыми и новыми самостоятельными информационными объектами оно, по существу, начинает представлять собой множество плохо связанных между собой фрагментов. В этой ситуации поиск информации (фактографии, смыслографии) или отдельного документа становится все труднее и труднее.

Современное информационное пространство характеризуется неконтролируемыми и перенасыщенными информационными потоками, в том числе сомнительного и даже деструктивного свойства. Иллюзорная возможность получения готового ответа на любой вопрос снижает интерес и способность к самостоятельной мыслительной деятельности. Люди становятся все более эрудированными, но все менее мыслящими. Следует отметить, что в этих условиях возрастает угроза манипулирования общественным сознанием.[6]

На неизбежность появления подобных проблем, связанных с возможностью манипулировать общественным сознанием указывал К. Ясперс, прекрасно понимая, что помимо формальных возможностей коммуникации важно ее содержание. «Долгое время, – писал, К. Ясперс, – Библия была настольной книгой каждого читающего человека с детских лет до глубокой старости. В наши дни этот вид традиции и воспитания как будто теряет свое значение для широких кругов населения и заменяется случайным чтением. Газеты, действительно необходимые современным людям, в том числе и такие, которые отличаются высоким духовным уровнем и в которых печатаются умнейшие люди нашего времени, могут оказать дурное воздействие там, где они являются единственным, быстро забываемым чтением. …Трудно предвидеть, какое значение будет иметь в будущем для воспитания человека заполняющее его жизнь чтение».[7]

В условиях общедоступности источников информации в сети Интернет встает проблема гарантированной защиты интеллектуальной собственности, инновационной ценности. Особенно это необходимо в складывающейся рыночной структуре.[8]

Преодолеть возникшие противоречия возможно при наличии развитой интегрированной системы социальных институтов, обеспечивающих производство информационно-знаниевых ресурсов, свободный доступ к ним, эффективность поиска и оценку релевантности его результатов.

Информационное пространство – это не только и не столько технологическая база, представленная рассредоточенным по всему земному шару компьютерно-телекоммуникационным оборудованием, каналами связи, средствами доступа к данным и самими данными. Это, прежде всего, система отношений между производителями, распространителями, хранителями и потребителями информации, то есть между всеми участниками нынешней системы информационных коммуникаций.[9] Модификация возможностей, вида и формы предоставления данных закономерно приводит к перераспределению ролей во всей этой системе. Развитие и приоритет получают те ее элементы, которые способны производить и обрабатывать информацию, стимулировать и управлять знаниевыми процессами.[10] В связи с этим специфической чертой информационного общества признан рост «нового политического класса – класса консультантов, экспертов, или технократов», а интеллектуальные институты превращаются в ведущие социальные институты.[11]

Кроме того, сама по себе технология не может гарантировать максимально широкий и свободный доступ к глобальным информационным сетям. Требуются изменения в политической, экономической, социальной и культурной сферах на общемировом и национальном уровне.

Использование компьютерной техники, новых информационных технологий, систем и сетей, возможность быстрой передачи информации в режиме реального времени на любые расстояния придает процессу информационного производства индустриальный характер. Происходит выделение и относительное обособление новой сферы деятельности – производства информации, который следует рассматривать как четвертый по счету крупный этап общественного разделения труда.[12] Информационная индустрия, являясь основой информационного общества, представляет собой цивилизационное явление, которое влияет на все стороны жизни: политику, технологии, образование, коммуникативные отношения.

Каждый конкретный процесс производства информационных продуктов и услуг характеризуется как определенным набором факторов, так и устойчивым соотношением между ними, что выражается в форме используемой технологии как определенной устойчивой комбинации факторов информационного производства. Важной чертой информационного производства является неделимость информации как предмета и средства труда. В компьютерных информационных технологиях информация, выступающая предметом труда, и она же, выступающая средством труда, настолько часто меняются местами, что их нельзя отделить друг от друга: обрабатываемая и передаваемая информация служит орудием обработки и передачи новой информации.

По мнению ученых, человечество за всю историю своего существования пережило несколько информационных революционных переходов. Первой информационной революцией было появление Слова – осмысленных звуков речи как средства обмена информацией. Вторая информационная революция связана с изобретением Символов – письменной речи. Этот принципиальный скачок в развитии привел к появлению первых информационных технологий в современном понимании – информация оторвалась от своего носителя, стала овеществлена. Третьей информационной революцией можно считать создание Цифрового Кода, существующего в памяти компьютера. В определенном смысле эволюция интеллекта сегодня завершила виток своего развития: мысль, родившаяся из движения электронных импульсов головного мозга, став звуком, затем знаком на бумаге, вернулась в свое изначально электронное состояние – в виде искусственного компьютерного кода. Автоматическая обработка текстов стала основой новой информационной технологии. Страны, первыми перешедшие на электронные способы хранения, обработки и передачи информации, получили эволюционное преимущество.

Сегодня мир стоит на пороге четвертой информационной революции – перехода от автоматизированной обработки информации к компьютерному представлению и непосредственному обмену знанием в киберпространстве на основе создаваемых метабаз, что со временем может привести к возникновению так называемого искусственного интеллекта.

Очередной скачок в развитии технологий, связанный с повышением их качества, вызвал глобальную социальную революцию, имеющую как позитивное, так и негативное влияние на общество, конкретные организации и конкретные личности.

Выявление и осмысление особенностей нового этапа общественного развития началось еще в 60-е годы XX века. В 1962 году американский экономист Ф. Махлуп выделил более 50 видов человеческой деятельности, связанной с информационным производством, что позволило ему говорить о росте индустрии знаний. Он подсчитал, что в 1958 году индустрия знаний (knowledge industry) давала примерно 29% валового национального продукта США. В 1968 году П. Дракер заявил, что США после второй мировой войны перешли от экономики товаров к экономике знаний. Он также утверждал, что в 1955 году четверть ВВП США была получена благодаря индустрии знаний и, что к 1965 году этот сектор давал треть ВВП.[13]

По мнению ученых, глобальным явлением общественного развития стала информатизация всех сфер общественного производства. Они отмечали процесс перехода от индустриального общества, где большая часть трудоспособного населения занята производством материальных благ, к обществу, где большинство занято в информационной сфере, т.е. в областях производства, распределения и обмена информационных продуктов и услуг.

Сторонники технократического подхода считали, что снижение роли материального производства и опережающее развитие сектора услуг и информации изменяют характер человеческой деятельности и типы ресурсов, вовлекаемых в общественное производство, что приводит к существенной модификации традиционной социальной структуры.

В области социально-культурной жизни Д. Белл констатировал растущее размыкание между культурой и социальной структурой. Общество, по мнению Д. Белла, становится функционально более организованным, приспосабливающимся к знанию и господству комплексных научных сил. Культура становится более гедонистической, вседозволяющей, экспрессивной, не верующей ни в авторитеты, ни в запоздалые вознаграждения буржуазного, ориентированного на успех технологического мира.[14]

В начале 60-х годов фактически одновременно в Японии и США был введен в научный оборот термин «информационное общество», положивший начало одноименной теории. Теория информационного общества начала разрабатываться в трудах таких авторов, как М. Порат, И. Масуда, Т. Стоуньер, Р. Катц.

По их мнению, в информационном обществе процесс компьютеризации должен был обеспечить людям доступ к надежным источникам информации, избавить их от рутинной работы, обеспечить высокий уровень автоматизации производства. При этом продукт производства должен стать более «информационно емким», а само производство информационного продукта – движущей силой развития общества. Информационное общество будет бесклассовым и бесконфликтным: это будет общество согласия, с небольшим правительством и государственным аппаратом.

В конце XX века результаты информатизации, охватывая всю сферу культуры, экономики, быта и индивидуального бытия, начали приводить «к глубочайшим социально-культурным инновациям».[15] По мнению Э. Тоффлера, появился новый способ увеличения благосостояния – многократный прирост информации и скорость ее переработки.[16] Начала происходить смена основных инструментов власти от мышечной силы вождя к финансовым возможностям определенной группы и далее к обеспеченности власть имущих полной и своевременной информацией, т.е. знаниями. При этом знания представляют собой не просто информацию о чем-то, а всевозможные данные, образы, отношения к ним людей, общественные ценности и другие продукты культуры, иногда приблизительные, а иногда и ложные.

Информационное общество формируется на том уровне знания, когда оно существует уже как социальная система, т. е. максимально проникает во все сферы жизнедеятельности социума и превращается в ведущий фактор его развития. В ходе информатизации и компьютеризации общества идет процесс проецирования фундаментального знания в информационную реальность и через нее в социально-практическую деятельность. Иначе говоря, информатизация общества превращает знание в актуальный «процесс формирования информационной картины мира, что позволяет отобразить мир как бытие и существование информационной реальности».[17]

Информация и знания в формирующемся обществе превращаются и в наиболее демократичный источник власти (все имеют к ней доступ, а монополия на нее невозможна), и в наименее демократичный фактор производства (доступ к ней отнюдь не означает обладания ею). Впервые в истории критерием принадлежности к господствующему классу становится не право распоряжаться благом, а способность им воспользоваться.[18]

Изменения в источниках и природе власти влияют и на трансформацию деловых отношений, мир капитала, порождая конфликты между электронными супермаркетами и семейными магазинчиками. Эти изменения приобретают глобальный характер. Основным средством борьбы за власть в экономике становятся знания, так как новая система производства продуктов зависит от средств коммуникации и распределения информации.

Новая система производства продуктов одновременно и глобальна и локальна. Микротехнологии делают на локальном уровне возможным то, что ранее было доступно только на общенациональном. Все это стирает национальные границы, объединяя деятельность в единое производственное усилие.

Ученые отмечали переход от индустриального хозяйства к экономической системе, основанной на знаниях и информации; формирование новой системы ценностей современного человека и трансформация идеи национального государства в сторону глобальной экономики и глобального социума.[19] Мир вступил в эпоху радикальных изменений основ общественного устройства – трансформации капиталистического общества в общество, основанное на знаниях (knowledge society).[20]

В грядущем обществе в значительной степени возрастает роль индивидуальной творческой активности всех членов общества.[21] Повышение инновационности многих процессов вызвано как требованиями все более быстрого обновления предлагаемых на рынок товаров и услуг, так и прогрессирующим ростом разнообразных потребностей людей в развитых странах. Параллельно растет стоимость интеллектуального продукта. Рынок труда будет представлять собой «рынок динамических способностей», где основным объектом трансакций станет способность человека стать продуцентом нового знания.[22]

Повышение элементов творчества в любой деятельности потребует еще большей степени взаимодействия, а, следовательно, интерактивных массовых коммуникаций. В новом обществе сетевые структуры являются одновременно и средством, и результатом глобализации общества. «Именно сети составляют новую социальную морфологию наших обществ, а распространение «сетевой» логики в значительной мере сказывается на ходе и результате процессов, связанных с производством, повседневной жизнью, культурой и властью».[23]

В социальном плане переход к грядущему обществу адекватно отражает усиление связей между общественными процессами, увеличение их сложности. Поэтому при принятии каждого решения уже необходимо анализировать во много раз больше объективной информации, причем оперативность ее использования гораздо в большей степени будет влиять на результат. Этот аспект ставит задачу скорейшего прироста информационно-знаниевого потенциала, т.е. не информации вообще, а возможности использовать самую достоверную информацию на всех этапах принятия решений как в социальном управлении, так и в науке, в производстве, в быту. Эта возможность появляется при повышении уровня системности общественного знания. Процесс интеллектуализации человеческой деятельности предполагает реализацию творческого потенциала общества через новые информационные средства.

В экономическом плане информатизация приведет к дальнейшему усложнению структур деятельности, их диверсификации. Уже сегодня специализация и кооперация в различных областях очень высока. Многопрофильность становится гарантией от банкротства, а использование результатов и разработок, получаемых в одних областях для производства других товаров и услуг, создает диверсифицированные фирмы – конгломераты. Такое явление порождает и диверсификацию информационной деятельности. В отдельно взятом предприятии это диктуется концепцией маркетинга, согласно которой на рынок должны предлагаться товары, находящиеся в пике своего жизненного цикла. Усиление конкуренции толкает к новым формам информационного обмена, контроля за доступом к информации.

Анализируя современное общество, ученые и политики пришли к выводу, что выгоды от использования информационно-коммуникационных технологий неравномерно распределены среди развитых и развивающихся стран. Развитие информатизации неизбежно приводит к возникновению специфических этических и правовых проблем, так как информационная среда «имеет человеческий характер».[24] Неравномерная плотность информационного пространства приводит к нарушению сбалансированности диалога в обществе, создавая неравенство:

-      между меньшинством, занятым производством культурных ценностей и большинством, воспринимающим их;

-      между коренным населением и мигрантами;

-      между приверженцами доминирующей культуры и носителями субкультур;

-      между социально активными гражданами и маргиналами.

Образование «цифровой пропасти» как между странами, так и внутри них, усугубляет неравноправие, препятствует развитию демократии, построению нового общества. По результатам опроса, проведенного аналитической фирмой Ipso Insight в 12 странах в 2005 году, в Японии 89% взрослого населения являются пользователями Интернет, в Северной Америке их количество составляет около 70%, в Южной Корее – 68%, во Франции – чуть больше 60%.[25]

В результате общество начинает подразделяться на группы, которые могут быть названы господствующим и отчужденным классом. Главным критерием отнесения человека к тому или иному социальному слою оказывается его способность усваивать и обрабатывать информацию, создавать новое знание. Верхушка общества, ориентированная не на обретение материальных богатств, а на освоение нового знания, стремящаяся удовлетворить свои внутренние потребности, получает возможность распоряжаться основной частью общественного богатства и препятствовать обеспечению достойного качества жизни других групп населения.

Множество проблем возникает в связи с нарастающей технизацией образа жизни и труда человека. Преодолевая с помощью техники зависимость от природы, человек попадает в зависимость от самой техники, становится заложником им же созданного технотронного общества.

Ученые считают, что усиление этого процесса привело «…к отливу психических чувств, духовности. Человек превратился во многом в роботоподобное существо. Падение нравственности и духовности происходит не только из-за все более рационализирующегося производства и образа жизни, но и ввиду меняющегося мышления. В нём пропадают ценностные регулятивы, человек становится прагматическим существом, осваивающим мир в целях скоротечной пользы, на основе злобы дня, сиюминутных интересов, деловых устремлений. Обнищание духа и всеобщее разорение души привели к нарастанию отчуждения человека, к массовому уходу людей во внутренний мир, в свою субъективность, онемению личности и одиночеству индивида в толпе».[26]

Русский философ Н.А. Бердяев поднимал проблему негативного влияния техники на человека еще в начале XX века. Он считал, что сама по себе техника («машина») нравственно нейтральна. От качества культуры зависит, превратит ли человек машину в новый для себя культ, подчинится ей, станет рабом техники, позволит ей разрушить и уничтожить свой природный, социальный и духовный мир. Или же человек подчинит машину духовно-нравственному потенциалу человечества – культуре, и значит, научится использовать технику для созидательных целей, укрощая нравственным императивом, моральными запретами ее разрушительные возможности. Н.А. Бердяев писал: «Иногда представляется, что мы живем в эпоху окончательного преобладания техники над мудростью в древнем, благородном смысле слова. Технизация духа, технизация разума может легко представиться гибелью духа и разума».[27]

Еще одним из главных препятствий для общественного прогресса эксперты называют негативные последствия глобализации. Глобализация вызвана к жизни интересами сотрудничества, объединения, преодоления барьеров и в этом смысле представляет объективный и прогрессивный процесс. «Глобализация нацелена на максимизацию экономического, научно-технического и культурного взаимодействия различных стран, независимо от уровня их цивилизационной принадлежности, уровня развития и местоположения».[28] Международные экономические организации определяют суть глобализации как диверсификацию, расширение, углубление и уплотнение всей системы транснациональных хозяйственных и культурных связен, что придает им общепланетарное, глобальное измерение. Под воздействием глобализационных процессов формируется всеобщая социальная коммуницируемость, чреватая возникновением новых форм «символического насилия», манипуляции и программирования человека.[29]

В результате глобализации происходит размывание границы национальных культур, стандартизация как основа взаимодействия неизбежно приводит к унификации. А унификация и утрата границ в сфере культуры чреваты утратой культурной идентичности, что является прямой угрозой для существования локальных культур и этносов.

Следует отметить, общность любой локальной культуры и языка ее носителя. Э. Сапир писал: «Культура, подобно языку, включает в себя случайно отбираемое из богатства возможного; …культура, подобно языку, проявляется в типичных образцах (паттернах); … культура, подобно языку, упорядочивается сложной, все еще не осознанной системой правил, тщательно разработанным секретным кодом, нигде не написанным, никому не ведомым, но всеми толкуемым».[30]

Язык любой культуры «представляет собой систему знаков, значений и их корреляций, структур осмысления и отношений взаимодействия, функция которых состоит в обеспечении основы для взаимопонимания носителей данного языка, в формировании ценностно-коммуникативных ориентации сознания его носителей в определении ведущих стратегий их жизненной и исследовательской активности».[31]

С появлением информационного общества остро встает вопрос глобализации очень ограниченного числа языков мира. С одной стороны, это необходимо для облегчения международных информационных обменов и коммерческих транзакций, для беспрепятственного распространения новых знаний.[32] С другой – возникает опасность исчезновения многих языков. Специалисты прогнозируют возможное исчезновение примерно 90% всех существующих языков до конца XXI века.[33]

Кроме того, языковой фактор является значительным в расширении цифрового разрыва между информационно богатыми и информационно бедными. Происходит маргинализация тех групп населения, представители которых не говорят на языках, употребляемых в сети Интернет, т.к. они не могут адекватно и равноправно участвовать в информационных обменах и развитии мирового информационного пространства, а значит, и в современной международной политической, экономической и культурной жизни.

Последствия глобализации в сфере культуры выражаются в изменении пространственных связей в результате структурной трансформации общества и в образовании взаимозависимых полюсов: территориальных компонентов и сетевых потоков. По мнению М. Кастельса, пространство мест как исторически укорененная организация нашего опыта противопоставлена пространству потоков как явлению, отражающему новую пространственную логику. При этом регионы и местности игнорируются под ее влиянием в международных сетях, связывающих их самые динамичные секторы. Однако, как подчеркивает исследователь, они не исключают друг друга, более того, глобализация стимулирует регионализацию.[34]

Культурно-коммуникационным процессам в пространстве потоков принадлежит особая роль, поскольку между культурным производством, с одной стороны, и властными механизмами и регуляторными стратегиями – с другой, существует особая связь. Последние же являются эффективным инструментом культурной доминации, инструментом формирования образов, мифов, интерпретационных схем, «оформляющих» общественное сознание.

В информационную эпоху власть вписана на фундаментальном уровне в культурные коды, с помощью которых люди и институты представляют жизнь и принимают решения.[35] Иными словами, власть в информационном обществе принадлежит создателям новых культурных кодов, приобретающих в свое распоряжение важнейший механизм властного контроля – «символическую доминацию», то есть способность контролировать действия других людей путем привнесения в жизнь своих собственных взглядов и ценностей. Особую роль в этом играют символические стратегии, связанные с официальной номинацией – актом «символического внушения, который имеет для этого всю силу коллективного, силу консенсуса, здравого смысла, поскольку он совершен через доверенное лицо государства, обладателя монополии на легитимное символическое насилие».[36]

Формирование глобального рынка культурных продуктов вызывает появление мультинациональной культурной индустрии, мультинациональных телекоммуникационных корпораций, различных альянсов и совместно осуществляемых проектов. Следствием этого являются нивелирование и уничтожение локальных культур, фундаментальные изменения в культурно-ценностных ориентациях человека; семейных отношениях, межгенерационных связях; возникновение новых форм асоциального существования.[37]

В развитии современного информационного пространства имеются противоречия, порожденные процессами регионализации, которая характеризуется возникновением, институционализацией и стремительным развитием объединений политических, экономических, социальных, культурных субъектов на уровне регионов.[38]

Следует отметить, что любая территория как фактор социальной и политической жизни представляет собой «комплекс влияний в физическом пространстве, которые вместе формируют значение социальной жизни».[39] При этом значение территории не исчерпывается ее физическим пространством. Они образуются функциями, культурой и общей идентичностью, политической мобилизацией и руководством, а также институтами. Самостоятельное значение территории обусловливается деятельностью, которую она охватывает и чувством идентичности, которое она порождает. Экономическое значение территории составляют модели территориального обмена, связи между покупателями и продавцами, отношения в производстве, а также рынки труда и поиск работы на других территориях. Оно также включает деятельность сформированных на региональной основе объединений, ставящих перед собой задачи развития. В социальной сфере территория образуется моделями обмена в социальной жизни, устройством гражданского общества и моделями социальной солидарности. Чувство идентичности основывается на экономических и социальных предпосылках территориального обособления и упрочивает их региональную основу. Образуются территории институтами власти, которые используют их в политических целях и в качестве основы представительства.

Регион – особый тип территории. Он включает различные территориальные уровни и широкое социальное содержание. Регионы, как и другие территориальные единицы, состоят из более или менее связанных между собой различных элементов, характеризующих и образующих территорию. Там, где элементы географии, экономического единства, культурной идентичности, административного аппарата, народной идентичности и территориальной мобилизации совпадают, процесс регионализации имеет устойчивый и сильный характер. В остальных случаях определения регионального пространства оспариваются, либо регионализм выражается в различных формах посредством экономического, культурного и политического измерений. В любом случае из-за неопределенности региональных границ и различных типов систем, к которым принадлежат регионы, они должны рассматриваться как открытые системы, а не как самодостаточные общества. Существование регионов существенно влияет на деятельность государств, а появление сильных регионов изменяет соотношение власти и влияния в национальном государстве.[40]

В контексте социального развития процесс регионализации усиливается: создаются межгосударственные союзы, межправительственные учреждения, некоммерческие организации и т. п. Разрушение границ между странами, стандартизация форматов и технологических процедур на уровне регионов создает прецеденты для формирования и развития аналогичных интеграционных механизмов в мировом масштабе. Однако региональная интеграция, происходящая в соответствии с экономическими и политическими интересами объединяющихся стран, может препятствовать созданию единого информационного пространства, привести к усилению дифференциации между информационно богатыми и информационно бедными территориями, к культурной и информационной экспансии.

К негативным последствиям относят не только деформацию социального устройства, а также сложность адаптации человека и общества к постоянным изменениям в социальной системе. Объем информации и знаний, который накапливался в течение нескольких веков, теперь накапливается за один месяц. В результате человек сталкивается с все большим количеством знаний, будучи не в состоянии их усвоить. С одной стороны, зрение и слух человека получают нагрузку, которой не выдерживает сознание. Это явление ученые называют «информационной травмой». С другой – возникает глобальная проблема несоответствия между человечеством как производителем информации и отдельным человеком как ее потребителем, начинает действовать «закон отставания человека от человечества».[41]

Современное видение основных гуманитарных проблем построения нового общества отражено в документах, принятых на Всемирном Саммите по информационному обществу (Женева, 10 – 12 декабря 2003 г.). В них выражена решимость построить общество, в котором «каждый мог воспользоваться возможностями, которые могут предоставить информационные и коммуникационные технологии (ИКТ)».[42]

В 2003 году была выдвинута новая парадигма развития человечества, предложенная в документах ЮНЕСКО. Она предусматривает «продвижение концепции обществ знания, а не мирового информационного общества, так как простое увеличение информационных потоков не обязательно приводит к появлению новых возможностей для развития, предлагаемых знанием»[43].

Ключевыми принципами становления справедливых обществ знания провозглашены:

-      повышение роли органов государственного управления в содействии применению ИКТ в целях общественного развития;

-      развитие информационной и коммуникационной инфраструктуры и благоприятной среды для применения ИКТ;

-      всеобщий доступ к информации, являющейся общественным достоянием;

-      обеспечение культурного и языкового разнообразия, развитие культурной самобытности и местного контента;

-      наращивание информационного и интеллектуального потенциала, в том числе путем организации равного доступа к образованию;

-      отстаивание и защита основных ценностей человеческого существования: свободы, равенства, солидарности, терпимости, коллективной ответственности и бережного отношения к природе;

-      укрепление и расширение международного и регионального сотрудничества.

Одна из базовых предпосылок формирования общества знаний – всеобщий доступ к информации, являющейся общественным достоянием. Общество знаний можно считать справедливым только в том случае, если оно обеспечивает всем людям равные преимущества для использования общественного достояния. В этом контексте достояние рассматривается как стратегический ресурс общественного развития.[44]

В рамках концепции построения обществ знаний большое значение приобретает развитие процесса регионализации на основе культурной идентичности, выступающего противовесом негативным проявлениям глобализации, приводящих к универсализации и гибридизации мировой культуры, единообразию и унификации локальных культур, их нивелированию и уничтожению, а также к неопределенности или утрате идентичности. Внедрение и использование информационно-коммуникационных технологий должно обеспечить создание условий для развития локальных или национальных культурных проектов, а значит политическое, социальное и экономическое разнообразие информации и информационного обмена, особенно в сфере образования и культуры.

Стратегическими ресурсами общества знаний являются творческий потенциал и интеллектуальное развитие человека. Поэтому основными составляющими в его формировании наряду со средствами информации и информацией становятся образование, наука и культура.[45]

Исключительная важность образования, понимаемого как воздействие на человека с целью передачи накопленных знаний и культурных ценностей, определяется множеством факторов. Расширение доступа к информации требует постоянного повышения образовательного уровня трудящихся. Образование становится существенным компонентом процесса социализации индивидов.[46] Лица или целые социальные группы, лишенные даже на время доступа к тем или иным источникам информации не смогут затем адаптироваться к изменившейся информационной среде, в частности к профессиональному пространству.

Процесс обучения не будет «сконцентрирован» в течение нескольких лет, а будет продолжаться всю жизнь. Непрерывное образование и способность к переквалификации станут неотъемлемой частью сохранения социального статуса личности.

В ходе социологических исследований выявлен ряд условий, необходимых для формирования обществ знаний:

-      взрослое население на 40-60% должно состоять из граждан, имеющих высшее образование;

-      количество научных работников должно быть достаточно велико и составлять 2-5% от общей численности населения, т.е. около 5-10% от числа работающих граждан.[47]

Однако главным результатом современного образования должно становиться не простое накопление знания, которое в новой ситуации может оказаться неадекватным действительности. Образование должно помогать организовывать знания, формировать способность находить и анализировать информацию, выделять из полученного многообразия ключевую проблему и переносить полученные ранее знания в новую ситуацию. Образованный человек в обществе знаний – это не просто знающий, информированный в своем деле специалист, но и человек, «способный жить по нормам и принципам универсальной культуры, адаптированной к реалиям нового времени».[48]

В системе образования должен произойти переход ответственности за усвоение знаний от преподавателя к обучаемому. Соответственно изменится роль преподавателя: из поставщика знаний он должен превратиться в «действующую модель познания», способную четко продемонстрировать использование механизмов познания.[49] Предполагают, что изменится и сам процесс обучения: это будет совместное творчество учеников и учителей, направленное на создание новых знаний.

По мнению специалистов, формальные, концентрированные, легко передаваемые, но малопонятные знания уступят место более сбалансированной системе знаний, включающей формальные знания, прикладные знания и метазнания. Изменится сам характер представления знания. Передача знания будет осуществляться множеством способов с использованием новых коммуникационных и информационных технологий.[50] Прогнозируют появление новой специальности, которая будет обеспечивать переход одного вида предоставления знаний к другому. Существенно изменятся формы общения между учителем и учениками, получит дальнейшее развитие дистанционное обучение.

Наука будущего общества будет основываться на грамотности, образованности, знаниях и навыках, а ее развитие – происходить сверхдинамично с использованием новых информационных и коммуникационных технологий, что сформирует условия для развития нового качества научного потенциала стран и наций, их единения в мировое научное сообщество.

В современном обществе происходит концептуальное изменение понятия «общественное достояние». Сегодня оно «не ограничивается только индивидуальным наследием, старыми камнями или лесом, а включает с недавних пор нематериальные и символические элементы такие, как языки».[51] Сегодня достояние распространяется на космос, на совокупность мировой окружающей среды и даже на геном человечества.

Достояние состоит не только в том, что мы получаем от наших предков, но и в том, что мы завещаем нашим потомкам. Достояние представляет собой двойственную реальность, наследие-данность и смысл, предназначение которого состоит в том, чтобы быть переданным. Смысл, являющийся продуктом культуры, в любой момент может стать неясным, может быть предан забвению и может исчезнуть. Если передаваемый по наследству предмет элементарно сводится к вещи, умаляется отсутствием связей, его значение изменяется, смысл теряется и ему угрожает разрушение.[52] Достояние растрачивается не разделенным. Поэтому в сфере культуры нового общества насущным будет сохранение и развитие общественного достояния.[53]

Важным аспектом культурного развития нового общества является сохранение языкового разнообразия.[54] Каждый язык представляет единственно целостное видение мира, и когда он исчезает, целая часть человеческой мысли, литературы и мифологии уходит в небытие. Каждый язык соответствует частной этнической идентичности, следы и историю которой он несет. В силу этого, язык является главным наследием человечества.

Рассмотрение культуры в приложении к формированию общества знаний предполагает также формирование информационной культуры личности, которая включает навыки и умения, позволяющие находить, оценивать, понимать и интерпретировать информацию, быть равноправным участником современного информационного обмена.

Таким образом, современный этап общественного развития характеризуется следующими тенденциями, определяющими трансформацию библиотеки как социального института:

-      технологический прогресс, обеспечивший высокий уровень развития информационных технологий, распространение компьютерной техники, вызвал глобальную социальную революцию, имеющую как позитивное, так и негативное влияние на общество;

-      информация и знания становятся главной преобразующей силой современного общества, обеспечивающей дальнейшее развитие человечества;

-      важную роль в современной социальной системе играют институты воспроизводства и сохранения информации и знаний, обмена и доступа к ним;

-      неотъемлемой частью сохранения социального статуса личности становится непрерывное образование, результатом которого должно стать умение своевременно находить, получать, адекватно воспринимать и продуктивно использовать новую информацию;

-      необходимым фундаментом формирования нового общества становится развитие не только информационной и коммуникационной инфраструктуры, а также образования, науки и культуры;

-      процесс утверждения единых мировых стандартов ведет к размыванию границ национальных культур и унификации, которые в свою очередь являются прямой угрозой для существования локальных культур и этносов, а значит, возрастает значение культурных институтов, обеспечивающих развитие культурного контента и сохранение культурной идентичности.

Понимание государствами, социальными группами и индивидами важности циркуляции информации, существующих диспропорций в международных потоках информации, а также возникающих глобальных социальных проблем выдвинуло новую концепцию общественного развития: от информационного общества к обществам знаний.

Происходящие в обществе изменения являются мощными факторами развития современных библиотек. Они в значительной степени влияют на выбор миссии и социальных функций, подходов к формированию библиотечно-информационных ресурсов и обслуживания пользователей, развитию библиотечных технологий и персонала, модернизации традиционных и освоению новых направлений деятельности.

 


вверх

1.2. Трансформация библиотеки как социального института

 

Термин «институт» (или «социальный институт») является одним из основополагающих при рассмотрении социальной структуры общества. Социальный институт (лат. «institutum») представляет собой устойчивую форму организации совместной деятельности людей, характерную для определенной исторической эпохи, страны, сообщества. Институты организуют разнообразную человеческую деятельность в целях удовлетворения человеческих потребностей.

Специфические механизмы регулирования, разрабатываемые социальными институтами (называемые иногда общественными практиками), позволяют организовывать согласованные действия больших групп людей по достижению общих целей, разрешать возникающие конфликты и, в конечном счете, вносят в социальную реальность определенность и предсказуемость, равновесие и стабильность.

Социальные институты – это не просто спонтанные и бесформенные объединения. Само их существование родилось из потребности как-то упорядочить совместную жизнь людей, и потому каждый из них является некоей системой стандартизации, ценностно-нормативным комплексом, имеющим четкую структуру, направляющим и контролирующим действия людей в жизненно важных сферах.

Социальные институты – подвижные образования: они возникают как механизмы решения определенной общественной потребности и должны быть готовы измениться в соответствии с новыми условиями жизни. В контексте построения обществ знаний, для преодоления негативных тенденций возникает необходимость реконструкции социальной сферы, нацеленной на расширение возможностей для человеческого развития.

В современной социальной структуре вырастает потребность в институциализации коммуникативной деятельности, которая может побудить, с одной стороны, к личностному самоопределению (индивидуальному отношению к государственным и гуманистическим просветительским проблемам), с другой – к формированию общественного мнения, культурной политики, направленной на выявление подлинных интересов и потребностей человека. Современное общество нуждается в выработке и использовании способов нетехнической реализации творческих способностей людей, их духовного потенциала, осуществления «коллективных интересов» и «коллективных представлений» о непреходящих человеческих ценностях: свободе, демократии, гражданских и политических правах, общественном договоре, справедливости общественного устройства и т.д.

По мнению Ю. Хабермаса, деятельность современных социальных институтов должна быть направлена, прежде всего:

-      на воспроизводство культурного наследия, что может стать важнейшим способом социализации и существенно оздоровить структуру общества, явиться мощным средством его просвещения и гуманизации;

-      на создание условий для усвоения веками выработанных культурных ценностей, для освоения социальной реальности через литературу и искусство, являющихся эффективным средством не только познания духовной жизни человека, истинной человечности, но и методом исследования социального действия, в частности побудительных мотивов поступков и социального поведения человека, обнаруживающих скрытые причины разного рода воздействий, которые проявляются как в общественной, так и в личной жизни человека.[55]

Социальные институты должны обеспечивать развертывание такой культурно-воспитательной работы, результаты которой в конечном итоге будут определять новые модели социального действия.

Новые институты, закрепляющие и обеспечивающие дифференциацию социума, обязательно должны быть укоренены в структуре нового общества. Только в этом случае они оказываются жизнеспособны решать новые задачи, обеспечивать новый уровень свободы и возможностей.

Библиотека, являясь относительно устойчивой формой организации социальной жизни, обеспечивающей устойчивость связей и отношений в рамках общества, с полным основанием может быть определена как социальный институт.

Трудно представить себе какую-либо структуру общества, которая могла бы функционировать, не опираясь на библиотеку. Этим объясняется исключительно большое разнообразие видов библиотек, которые обслуживают все без исключения социально-демографические слои общества – от дошкольников до пенсионеров, представителей всех профессий и рода занятий.

Термин «библиотека» происходит от греческого слова «bibliothēkē», где «biblion» означает «книга», а «thēkē» − «хранилище». Его содержание трактовалось представителями разных школ и эпох далеко не однозначно и менялось вместе с изменением представлений о месте и роли библиотеки в жизни общества. В разных языках это слово обозначает одно и то же: книжный дом, книжный склад, книгохранилище, дом для книг и т. п., – и отражает самое древнее представление о сущности и социальном предназначении библиотеки: сохранность книг.

Назначением первых библиотек и первой их миссией было хранение документированного знания. Первые библиотеки были хранилищами-сокровищницами большей частью закрытого типа, так как существующие в них собрания книг имели материально-ценностное значение. С XIX века ее миссия пополнилась новым предназначением – просвещение народа. По мере развития человеческого общества происходил процесс институциализации библиотеки: к середине XX века она превратилась в интегративный социальный институт, включающий информационные и культурные компоненты. Научно-технические, экологические, культурные изменения, мировые кризисные явления XX века привели к дальнейшей эволюции библиотеки.

Применение феноменологического подхода дает возможность выявить социокультурные изменения, происходящие с библиотекой в контексте построения общества знаний. В самом общем значении этот подход представляет собой методологическую позицию, описательный метод, позволяющий нарисовать объект путем непосредственного познания, «прямого усмотрения истины в ценностях «конкретной жизни».[56]

Методология, разработанная Э. Гуссерлем[57], позволяет перейти от отчуждённого понимания социальных структур к изучению мира чувствований, стремлений, фантазий, всего того, что социологи называют «жизненным миром» или «культурой повседневности», от рассмотрения макроуровня к микроуровневому анализу.

Микроуровневый анализ способствует превращению мнений и эмпирического опыта в знания, субъективного в объективное, «моего» в «общезначимое». В сфере общественной практики он позволяет на основе глубокой рефлексии, внутреннего убеждения, определить свою собственную позицию. Благодаря нацеленности анализа на получение нового, относительно целостного знания, феноменология способна объединять метафизические, этические, эстетические и другие проблемы и суждения. Это позволяет рассматривать её как универсальный философский метод – инструментарий для систематического пересмотра различных наук.

Анализ практики позволяет сделать вывод, что современная миссия библиотек продиктована усилением значения информации и знаний в качестве катализатора общественного развития.[58] Она имеет несколько аспектов:

-      содействие обращению и развитию накопленного человечеством знания путем обеспечения свободного доступа к нему;

-      сохранение документированного знания как общественного достояния.

Миссия библиотеки реализуется в конкретных социальных функциях, соответственно ее трансформация повлекла изменение социальных функций библиотеки. Социальные функции библиотеки представляют собой обобщенный перечень обязанностей библиотеки перед обществом, которые диктуются им, необходимы ему, прямо или косвенно воздействуют на него и соответствуют сущности библиотеки как социального института.[59]

Социальные (внешние) функции, являющиеся реакцией библиотеки на потребности общества, способом взаимодействия с внешней средой, рассматриваются как средство адаптации элемента к системе более высокого порядка.[60] «Они способствуют разрешению противоречий со средой, служат средством приспособления к ней. В ходе этого разрешения любая социальная система не только воспроизводит себя в качестве целого, но и постоянно развивается, а именно в этом – суть функционирования библиотеки как социального института».[61]

Социальные функции современной библиотеки обусловлены ее сущностными особенностями как культурной институции, которые проявляются в сохранении и трансляции документированного знания, обеспечивающего устойчивое общественное развитие, в том числе социальных норм и ценностей культуры, стабилизирующих общество. Однако они имеют динамический характер: степень их развитости и наполнения конкретным содержанием, приоритет отдельных из них в конкретные исторические периоды времени различны. Не изменив названия, функции меняют свое содержание в зависимости от того, какую социальную роль возлагает на них общество.[62] Таковыми функциями являются мемориальная, коммуникационная, информационная, образовательная, социализирующая и культурная.

Мемориальная функция является родовой функцией библиотеки. Сбор и хранение документов, в которых зафиксированы накопленные человечеством знания, образцы и ценности мировой, национальной и местной культуры, было и остается социальным предназначением библиотеки.[63] Библиотека хранит общественное знание, объективированное в конкретных документах как первоэлементах информационных и знаниевых ресурсов, которые, в свою очередь, являются элементами современного информационного пространства.

В фондах многих современных библиотек помимо книг хранятся произведения искусства: картины и гравюры, плакаты и открытки, грампластинки, кассеты и диски с записями произведений литературы, музыкального и киноискусства. Редкие и ценные рукописные и печатные книги, составляющие гордость библиотечных фондов, – книжные памятники относятся к объектам культурного наследия. Уникальные фонды региональных и национальных библиотек разных стран мира также относятся к числу объектов культурного достояния.

Собирая и сохраняя документальные источники, зафиксировавшие духовные достижения человеческой цивилизации, образцы общественных практик, библиотека является воплощением «памяти человечества». Обеспечивая беспрерывное количественное накопление информации, библиотека служит гарантом появления новых качеств социальной памяти.

Библиотека позволяет обществу сохранить необходимый запас прочности во время техногенных аварий и социальных потрясений, чтобы через определенное время восстановить производство, социальные отношения и выйти на новый уровень общественного развития. Тем самым библиотека обеспечивает устойчивость общественной жизни.

При этом библиотека не превращается в архив или склад разрозненных сведений. Осуществляя систематизацию, хранение и распространение культурного наследия, она организует навигацию в мире культуры, в мире информации и знаний.[64]

Особенность реализации мемориальной функции состоит в том, что библиотека сохраняет знание и культуру в наиболее удобном для восприятия, распространения и использования виде.[65] Любая библиотека не только заботится о сохранности документов, но и обеспечивает доступ к ним. Современная библиотека решает эту противоречивую задачу путем создания метаданных, экспонирования своих коллекций, перевода сохраняемого документированного знания в другие форматы и на другие носители.[66]

В рамках мемориальной функции современная библиотека собирает и хранит электронные документы. В ситуации неконтролируемого и неуправляемого потока несистематизированной информации, особенно электронной, она выступает как институция, обеспечивающая сохранение и обращение знания, гарантируя соблюдение долговременных стандартов электронных публикаций и поддержание стабильности электронной среды.[67] Библиотека становится базовой структурной компонентой виртуальной среды, которая обладает устойчивостью, однозначной идентификацией, обеспечивает правовое регулирование в отношении предоставляемого доступа к информационным ресурсам.[68]

Реализация мемориальной функции подчинена выполнению библиотекой коммуникативной функции.[69] В рамках коммуникационной функции библиотека организует взаимодействие человека с социальной памятью всего человечества, передавая ему в пользование все накопленное цивилизацией общественное культурное достояние. Библиотека включается в сложную систему социальной коммуникации, «обеспечивающей создание, обработку, хранение и распространение документированных текстов общественного пользования».[70]

Современная библиотека создает возможности для членов общества удовлетворять свои информационные и знаниевые потребности через совокупность документов, накопленных в фондах, а также использовать для этих целей информационные ресурсы других библиотек и учреждений.[71] При этом необходимо отметить, что информационные потребности пользователей могут носить самый разнообразный характер и касаться как разных сфер профессиональной деятельности, так и повседневной жизни.[72]

Организуя доступ к знаниям, необходимым для разных видов деятельности, библиотека тем самым содействует росту материального благосостояния общества. Информационно-знаниевые ресурсы библиотек являются основой для развития философских, идеологических, религиозных, политических течений, с их помощью формируются и развиваются разные направления в культуре и искусстве. Предоставляя разнообразную информацию своим пользователям, библиотека способствует регулированию действия членов общества в рамках сложившихся социальных отношений. Содействуя разным видам человеческой деятельности, библиотека обеспечивает интеграцию человеческих стремлений, действий и интересов.

Организуя доступ к документам, хранящим эталоны человеческих ценностей, обеспечивающих устойчивое развитие общества, его гуманистический характер, библиотека способствует формированию системы ценностей общества в целом и отдельной личности в частности.

Стремление современной библиотеки обеспечить равный и свободный доступ к общественно значимой информации и знаниям способствует утверждению социальной справедливости, снижению социальной напряженности в обществе.[73] Расширение доступности информации повышает роль библиотек как стабилизирующего социального фактора, обеспечивающего социальную безопасность, социальную устойчивость общественного развития, выравнивающего возможности производства и потребления информации разных категорий населения.[74]

Современная библиотека ставит своей целью удовлетворение реальных проблем и запросов своих пользователей. Современное библиотечное обслуживание ориентировано на личность, ее динамично изменяющиеся потребности, основывается на равноправном сотрудничестве библиотечного специалиста и пользователя.[75]

Практика личностно ориентированных технологий библиотечного общения, как известно, опирается на педагогическую версию культурологической концепции М.М. Бахтина – В.С. Библера, где содержится идея всеобщности диалога как основы человеческого сознания.[76]

Современной библиотечной практикой накоплен богатый арсенал форм и методов индивидуальной работы с пользователями и удовлетворения их потребностей. Будучи специфическим социальным институтом, библиотека ориентируется на ценности каждого ее реального и потенциального пользователя, становится транслятором этих ценностей для других индивидов, социальных групп и человечества в целом.

Современная библиотека подчеркивает принцип равенства всех пользователей.[77] Особенно в этом отношении важна деятельность публичных библиотек, сохраняющих и передающих культурное наследие всем, независимо от возраста, социального статуса, расы, национальности, вероисповедания, места жительства, пола, языка и других дифференцирующих признаков.[78] Она способствует не разделению, а консолидации общества, предоставляет пользователям стартовый минимум информации, чтобы они могли ориентироваться в обществе, адаптироваться к нему. Тем самым она смягчает социальные конфликты, способствуют всестороннему развитию пользователей.[79]

Библиотека играет важную роль общественного «места». Она не только позволяет людям вступать в неформальные контакты, обеспечивает возможность комфортного общения с другими людьми, но становится «уголком для отдыха», где можно спрятаться от давления технологического мира. В этом случае библиотека выполняет социальную функцию «третьего места», т.е. такого места, где человек чувствует себя защищенным (предполагается, что первые два таких места – дом и работа).[80]

Современная библиотека – институт консолидации общества. Предоставляя возможности для проведения публичных собраний, организуя доступ к существующим информационным сетям, позволяющий каждому гражданину взаимодействовать со средствами массовой информации, местными и федеральными властями, социальными службами, государственными и частными предприятиями, библиотека создает условия для виртуальных и реальных коллективных коммуникаций. Библиотека становится центром общественной жизни, «содержательным элементом социально-культурной инфраструктуры».[81]

Коммуникационная функция тесно переплетается с информационной, которая предполагает сам процесс передачи информации, т. е. процесс коммуникации. При этом понятие «коммуникация» в контексте рассмотрения институциональных качеств библиотеки служит в большей степени для определения принципов социального взаимодействия, а не способов его организации. В то же время информационная функция сопровождает все процессы, связанные с обращением к содержанию документа, пронизывает все элементы библиотечного труда, поскольку любое действие, включающее работу с документами на уровне его содержания, семантики предполагает выделение его смысла, создание преобразованной информации, метазнаний.[82]

Техническая и технологическая модернизация обеспечили укрепление информационной функции современной библиотеки. Библиотека становится полноправным субъектом информационного пространства.[83] Она собирает и хранит документированную информацию и знание, участвует в формировании документального потока и проводит его аналитико-синтетическую обработку, систематизирует и оценивает информационно-знаниевые ресурсы.[84] Осуществляя систематизацию и каталогизацию документов, справочно-библиографическое обслуживание, библиотека создает основу для многих современных информационных и знаниевых процессов.

Особенность информационной функции современной библиотеки в том, что она реализуется ею в тесном взаимодействии с другими субъектами информационного процесса, с использованием различных каналов распространения информации.[85] Библиотека активно участвует в оценке, интерпретации и фильтрации информации, в установлении определенных связей между информационными массивами, чтобы обеспечить доступ пользователей к широкому спектру источников знания и социально значимой информации.[86]

До недавнего времени библиотека определялась физическим пространством, которое она занимает, документными фондами, которыми она располагает, и кругом лиц, к ней причастных. Документные фонды были организованы в пространстве библиотеки таким образом, чтобы пользователь легко мог установить местоположение той или иной единицы хранения, хотя это порождало определенные неудобства, связанные с тематическими или иными принципами организации хранилищ. Исследователь должен был хорошо знать библиотеку, «привыкнуть к ней», чтобы в полной мере воспользоваться преимуществами, заложенными в ее сложной иерархической структуре.

Современная парадигма библиотечного обслуживания базируется не только на использовании фонда документов конкретной библиотеки, она предполагает использование принципиально новых возможностей доступа к информации вне зависимости от времени и местонахождения как документа, так и пользователя.[87] Для удовлетворения информационных, образовательных, культурных потребностей своих пользователей библиотека делает доступными документированные знания и информацию не только хранящиеся в ее фонде или на жестких дисках ее серверов. [88]

Современная библиотека разрушает свои физические границы, переходит из реального пространства в виртуальное. С одной стороны, она предлагает доступ к информационным ресурсам, принадлежащим другим субъектам информационного пространства, в том числе представленным в сети Интернет. С другой – создает электронные информационные ресурсы (базы данных, коллекции оцифрованных документов, веб-сайты и веб-порталы), доступные за ее физическими стенами.[89] Наконец, библиотека предоставляет виртуальные услуги по поиску информации и необходимых знаний.

Виртуализация библиотеки происходит при активном развитии сетевого взаимодействия библиотек.[90] История создания библиотечных сетей насчитывает десятилетия. В России первые сети библиотек появились еще в начале XX века. Наиболее яркими примерами библиотечных сетей являются централизованные библиотечные сети, сформированные в конце 70-х годов ХХ века на принципах административно-командного управления, и система межбиблиотечного абонемента. На принципах сетевого взаимодействия основывалась система методического руководства и внутрисистемного книгообмена, осуществлялась деятельность территориальных библиотечных объединений, межведомственных библиотечных комиссий.

Один из классиков теории сетевого библиотечного взаимодействия Дж. Бекер давал следующее определение библиотечной сети. Это – формальное объединение «...двух или нескольких библиотек для обмена информацией на основе общих стандартов и с помощью коммуникационных средств, преследующих при этом функционально взаимосвязанные цели».[91]

Сегодня в изменившихся социально-экономических условиях создается и действует огромное количество библиотечных сетей, построенных на принципах, предполагающих добровольность и активность участия, установление взаимовыгодных и партнерских отношений.[92] Целями библиотечного взаимодействия являются создание, накопление и использование документированных знаний и общественно значимой информации.[93]

В условиях нарастающей интенсивности информационно-знаниевого потока, расширения доступности составляющих его ресурсов реализация коммуникационной и информационной функций невозможна без развития когнитивной деятельности современной библиотеки, которая ранее носила вспомогательный характер. Библиотека перестает быть пассивным информационным посредником, она превращается в одну из самых продуктивных и массовых систем управления знаниями.[94]

Ей присущи такие атрибуты сферы знания, как постоянное структурирование, смена контекстов, фильтрация и целевая тематизация, трансляция и обработка. Библиотека предоставляет широкие возможности обращения к коллективной памяти, снимая противопоставление внешнего и внутреннего знания. Библиотека создает особые «метаинструменты», с помощью которых управляет знаниевыми массивами. В их числе системы каталогизации и классификации, библиографирования, способы мониторинга знаниевых потребностей отдельных пользователей, социальных групп, и общества в целом. Систематизируя знания, выделяя фрагментарный и глобальный его уровни, библиотека, обеспечивает объективность и глубину познания окружающего мира. Развитие когнитивной функции библиотеки – залог востребованности социального института библиотеки в обществе знаний.[95]

Современная библиотека преодолевает границы информационной и коммуникационной функций и берет на себя роль другого коммуникационного института – института образования. Образовательная функция библиотеки включает совокупность видов деятельности, направленных на обеспечение духовного воспроизводства общества.[96] Современная библиотека участвует в процессе образования как в широком (трансляция культурных норм и ценностей нынешним и будущим поколениям), так и в узком смысле (обеспечение информационной поддержки образования индивидуума).[97] Обеспечивая единство всеобщего (общекультурного) и особенного (профессионального) образования, библиотека способствует становлению социально компетентной личности. «Такая личность адекватно воспринимает целевое назначение социальных институтов и тенденций их развития. Она способна к овладению развивающими технологиями в системе организации и управления, т.е. способна быть сознательным субъектом социальных процессов».[98]

Выполняя образовательную функцию, библиотека всегда была одним из универсальных способов познания.[99] Универсальность выражается в стратификации общественных потребностей и уровней познавательных задач, решаемых библиотекой, например: первоначальная ликвидация безграмотности вообще или в какой-то отдельной области знания, самообразование или научно-исследовательская работа и т. д.

Без обращения к уже известным текстам практически невозможно познание вообще в какой-либо науке, искусстве, религии. Ведь только при определении соответствующих различий можно отделить элементы нового знания от старого, известного. Библиотека опосредует обращение познающего читателя к текстам другой культуры, языку, истории, обществу.

Кроме того, библиотека связана с познанием производства нового текста, дискурса.[100] С этой точки зрения, она становится инструментом «культуротворчества»: обучает поиску и созданию новых смыслов. В данной ситуации текст является «методологическим полем… существующим в движении дискурса», пересекающим иные произведения, – полем, …пронизанным цитатами, отсылками, эхом, языком культуры».[101]

«Пользователь следует за своим воображением и связывает несопоставимые, казалось бы, элементы и тексты совершенно новым образом. Воображаемое формируется не как оппозиция реальности, в попытке ее отрицания или компенсации; оно растет в просветах между знаками, нарастает от книги к книге, в складках повторов и комментариев; оно рождается и обретает форму в просветах между книгами. Это феномен библиотеки».[102]

Библиотека обеспечивает компенсацию разрыва в знаниях людей, постоянно подпитывая их информацией о новейших достижениях науки, техники, культуры. Именно потому и принято считать библиотеки главной базой непрерывного образования и самообразования.

Современная библиотека вносит важный вклад в распространение и повышение информационной культуры, которая, наряду с компьютерной грамотностью, становится одним из важнейших условий деятельности человека как полноценного члена современного и будущего общества.[103] Продуктивность познания во многом зависит от владения навыками предметной дифференциации и конкретизации знаний библиотечными средствами, в том числе – систематизацией. С внедрением современных информационных технологий задача обучить пользователей понимать и применять методы управления знаниями, «фильтровать» информацию, делать собственный индивидуальный критический выбор становится еще более актуальной, поскольку большинство из них не готово самостоятельно работать в электронной информационной среде.[104]

Деятельность, направленная на свободное духовное развитие читателей, приобщение к ценностям отечественной и мировой культуры, создание условий для культурной (репродуктивной и продуктивной) деятельности составляет культурную функцию библиотеки.[105]

Являясь неотъемлемой и органической частью культуры, выступая в качестве величайшей ценности общечеловеческой культуры, библиотека в то же время представляет собой один из важнейших факторов культурного развития, распространения, обновления и приращения культурного достояния стран и народов.[106] Особенно велика роль библиотеки в культурно-репродуктивной деятельности человека, обеспечении преемственности мирового культурного достояния.

Как мощный и вместе с тем чуткий инструмент культурно-репродуктивной деятельности людей библиотека способствует развитию общей культуры пользователей, приобщает их к важнейшим достижениям национальной и мировой культуры, внедряет нормы, традиции, достижения культуры в их сознание, жизнь, быт.

Традиционно присущая библиотекам культурная функция в современном обществе усиливается за счет большего (в условиях всеобщей глобализации) стремления каждого человека и каждого сообщества к самоидентификации и продвижению собственной культуры.[107]

Библиотека через чтение способствует становлению человека как культурной, образованной личности, поскольку обладает уникальными свойствами создания атмосферы интеллектуальных, моральных, эстетических исканий и переживаний под влиянием чтения.

Библиотека способствует «включению конкретного человека в культуру, выступая ее ретранслятором (через духовные ценности, зафиксированные в информационных источниках)».[108] В этом выражается ее социализирующая функция.

Следует отметить, что библиотека обладает рядом ощутимых преимуществ перед некоторыми другими социальными институтами, вовлеченными в процесс социализации: ее участие в данном процессе не имеет ограничений во времени и доступности. Индивид, осознавая это или не осознавая, остается объектом социализации в течение всего периода, пока он посещает библиотеки.

Социализация индивидов происходит в процессе освоения культурного наследия, сохраняемого библиотекой. Это освоение осуществляется не только традиционными способами (формированием книжных коллекций, накоплением информационных ресурсов, расширением к ним доступа средствами новых информационных технологий), но и методами вовлечения читателей в активное осмысление окружающей действительности, путем создания возможности общения на всех уровнях и с максимальным использованием всех видов коммуникации. Современная библиотека «способствует социокультурной идентификации человека, помогает личности раскрыть свой креативный потенциал».[109]

Меняется техника работы современной библиотеки: она превращается в сложную автоматизированную систему. Обязательными условиями ее функционирования становятся модернизация и информатизация, привлечение специалистов в области информационно-коммуникационных технологий и компьютерной техники.

Трансформации подверглась и библиотечная профессия.[110] Современный библиотечный специалист должен обладать знаниями и навыками в области информатики, лингвистики и менеджмента знаний, хорошо владеть информационно-коммуникационными технологиями.[111] Библиотекари все больше заняты оценкой, интерпретацией и фильтрацией информации, установлением определенных связей между информационными массивами, которые иногда даже не имеют отношения к данной библиотеке, чтобы обеспечить гипертекстуальный доступ к широкому спектру информационных носителей для различных типов пользователей. От библиотекаря требуется владение навыками вести диалог, вступать в дискуссию.[112] Актуальным становится создание системы непрерывного библиотечного образования.

Таким образом, современная библиотека – это адаптивная многофункциональная, открытая культурно-цивилизационная институция. Она собирает, организует и сохраняет документированное знание, гарантируя устойчивость общественной жизни в случае социальных потрясений. Организуя доступ к накопленным информационно-знаниевым ресурсам, обеспечивая навигацию в них, она формирует и удовлетворяет информационные, образовательные и культурные потребности индивидов, обеспечивая интеграцию их стремлений, действий и интересов, а также устойчивое развитие человеческого общества. Современная библиотека транслирует культурные нормы и ценности от поколения к поколению, способствуя социальной адаптации и социализации индивидов на протяжении всей жизни. Она становится не только активным участником информационного производства, но и необходимым инструментом управления знаниями.

Библиотека является одной из базовых (исходных) структур каждого социума, поэтому изменения в нем отражаются на библиотеке непосредственно, а ее общественная миссия определяется характером развития цивилизации. Через миссию библиотека связана как с ситуацией конкретного общества, так и с мировым культурным процессом в целом, в ней отражены этапы духовных исканий человечества.

Происходящие в современном обществе изменения приводят к трансформации социальных функций библиотеки. Ее традиционные функции (мемориальная, коммуникационная, информационная, образовательная и культурная) функции обогатились новым содержанием, расширились возможности их реализации. Особую актуальность и развитие получили такие функции библиотеки, как коммуникативная и когнитивная, обеспечивающие возможность познавательного процесса, преемственность культурного развития и использование общественного культурного достояния человечества.

 


вверх

1.3. Анализ существующих моделей современных библиотек

 

Фундаментальные положения, на которых базируется деятельность современных библиотек, закреплены, прежде всего, в международных и национальных нормативно-правовых актах, регламентирующих деятельность современных библиотек, решениях и рекомендациях общественных, в том числе профессиональных объединений и ассоциаций. Среди них – Манифест ЮНЕСКО о публичных библиотеках (1994), Копенгагенская декларация о публичных библиотеках (1999), Руководство ИФЛА/ЮНЕСКО для развития службы публичных библиотек (2001), Манифест ИФЛА об Интернет (2002), Александрийский манифест (2005), Материалы Всемирного саммита по информационному обществу (2003, 2005).[113]

В этих документах библиотека рассматривается как основа развития главных ценностей личности, гарант развития и процветания общества, «…как животворный источник образования, культуры и информации, как важный инструмент укрепления в сознании людей идей мира и духовного благосостояния».[114]

В них подчеркивается особая роль библиотек для обеспечения непрерывного обучения, самостоятельного принятия решений и культурного развития граждан и социальных групп, расширения возможностей для широко информированных граждан осуществлять свои демократические права и играть активную роль в обществе. [115]

В этих документах определены основные перспективные задачи деятельности библиотек в условиях построения обществ знаний:

-      обеспечение свободного и равноправного доступа граждан ко всем видам общественно значимой информации, идеям и творческим работам на любом носителе и независимо от границ;

-      разработка контента и сохранение его разнообразия, в том числе в цифровой форме, в целях содействия неформальному и формальному образованию, научно-исследовательской и новаторской деятельности;

-      сохранение культурного наследия и стимулирование интереса к нему;

-      оказание поддержки любым формам образования;

-      создание условий для творческого развития личности;

-      развитие межкультурного диалога;

-      содействие развитию информационной культуры и грамотности.

В них провозглашается бесплатность библиотечных услуг как основа общедоступности общественно значимой информации и знания. Для укрепления библиотечной координации и сотрудничества рекомендуется в законодательстве и стратегических планах предусматривать возможности для создания национальных сетей библиотек и участия в международных сетевых проектах.[116]

Страны мира имеют разные возможности и находятся на разных этапах на пути к обществу знаний. Они разрабатывают собственные стратегии построения этого общества. В каждой из них сформировалось свое понимание роли современной библиотеки, действуют различные библиотечные модели. Однако все они схожи в использовании подходов к пониманию общественной роли современных библиотек, предложенных на международном уровне.[117]

Финляндия относится к числу стран, которые приступили к разработке национальной стратегии вхождения в новое информационное общество еще в 90-е годы XX века. Современные политологи определяют созданную в Финляндии модель как «открытое информационное общество благосостояния».[118]

Критерии соответствия требованиям общества знаний в Финляндии, как и в большинстве стран Европейского Союза, ориентированы на оценку возможностей граждан той или иной страны в сфере публичного обслуживания. В 2002 году по показателям публичного обслуживания Финляндия заняла третье место среди стран, относящихся к этому региону. Но в сфере библиотечного обслуживания широких слоев населения эту страну можно рассматривать как явного европейского лидера. Особое место в этом занимает библиотека, и в первую очередь – публичная, то есть та, которая организует обслуживание самых широких слоев населения страны.

В финской модели общества знаний библиотеки приобрели особую значимость, став важнейшим институтом консолидации общества и гарантом сохранения принципов демократии. Финская библиотека рассматривается как социальный институт, обеспечивающий доступ населения к общественно значимой информации и знаниям. С этой целью библиотеки оснащены новой техникой и технологиями, объединены в информационно-библиотечную сеть.[119] Необходимо отметить, что идеология информационно-коммуникационных сетей возникла в силу того, что финны традиционно стремятся жить на хуторах, на определенном отдалении друг от друга.

Библиотечный закон Финляндии предписывает всем библиотекам предоставлять бесплатно библиотечные и информационные услуги как на национальном, так и на региональном уровнях.[120] «Пользование фондами библиотеки в помещении библиотеки и выдача документов из библиотеки должны быть бесплатными».[121] Библиотеки этой страны гарантируют равный доступ к знаниям и культуре как ее гражданам, так и иммигрантам. Любой гражданин страны независимо от его места жительства может воспользоваться всеми национальными информационными ресурсами, а также реальным и виртуальным библиотечным обслуживанием.[122]

Библиотеки принимают во внимание потребности различных возрастных групп, особенно четко это зафиксировано в «Библиотечной стратегии 2010»: «Граждане получают достоверную информацию, …соответствующую их возрасту, способностям и уровню знаний».[123]

Модель современной финской библиотеки строится на основе традиционного для Финляндии подхода развития библиотеки как образовательного учреждения. На библиотеки в связи с этим возложена задача обеспечения компьютерной грамотности всего взрослого населения страны, подготовки и переподготовки к пользованию возможностями доступа к информационным услугам каждого члена общества.

Библиотека рассматривается как институт, который обеспечивает функционирование системы распространения информации и доступа к публичной информации, знаниям и культуре, а также обучает граждан пользоваться предоставляемыми возможностями.

Библиотека выступает в качестве одного из самых активных институтов финского общества в решении проблемы развития национальной культуры и национального языка. Об этом свидетельствует и тот факт, что в Финляндии ее роль и задачи определены не только библиотечным законодательством, но и Законом о литературе, и Законом об университете.

Мемориальная функция является прерогативой Национальной библиотеки Финляндии. Она занимается консервацией и реставрацией книжных памятников, переводит их в цифровой формат, формирует фонды обязательного экземпляра документов, издаваемые на территории страны, а также коллекции краеведческих документов на различных носителях, составляет национальную библиографию, создает национальную электронную библиотеку.[124]

В современной Финляндии деятельность библиотеки, прежде всего публичной, обрела особую значимость и потому, что все более очевидными стали ее возможности в плане преодоления негативных тенденций «глобализации массового сознания». Библиотека становится своего рода «громоотводом», устраняющим определенное негативное воздействие на потребителя массированной пропаганды определенного образа жизни и ценностей в СМИ, что особенно сильно действует на молодежь.[125] При этом библиотека предлагает не борьбу, а определенный вид услуг на высоком качественном уровне, воспользоваться которыми может все население страны.

В Законе о библиотеках (1998) подчеркивается особая значимость культурной деятельности библиотек: «Целью библиотечно-информационных услуг, предоставляемых публичными библиотеками, является обеспечение равных возможностей всем гражданам для повышения культурного уровня, постоянного совершенствования знаний, навыков и умений».[126] В «Стратегии развития культурного информационного общества на период 2003-2006 гг.», определяющей построение нового финского общества как культурного, библиотека рассматривается как «мозг финской культурной демократии».[127]

В соответствии с «Библиотечной стратегией 2010», финские библиотеки призваны исполнять наиважнейшую в современном обществе роль организаторов знания и экспертов источников информации. Чтобы облегчить поиск и использование знаний, библиотеки организуют и оценивают, хранят и предоставляют в пользование документированные знания, создают метаданные, обеспечивают непрерывность собраний культурного наследия. Библиотеки должны обеспечивать доступ к культурным ценностям, способствовать развитию культурной деятельности, быть «покровителями грамотности и вдохновителями чтения».[128]

В современном финском обществе начал меняться и сам облик библиотеки. Финская библиотека – это гибридная библиотека, представляющая собой сочетание традиционного библиотечного обслуживания и возможностей электронной библиотеки, предоставляющей доступ только к электронным документам.[129] Однако под традиционным библиотечным обслуживанием следует понимать не только физическое пространство библиотеки, где организован доступ к печатным материалам. В современной финской библиотеке пользователи имеют возможность получить документы на различных носителях, доступ к глобальной информации с помощью современных средств связи, помощь в поиске и выборе источников информации и знаний, обучение навыкам самостоятельной работы с информацией и знаниями. Информационное обслуживание в библиотеке предполагает не только поиск средств информации, источников и материалов, но также их анализ и организацию документированного знания.

В условиях общества знаний можно говорить о переходе в организации пространства больших библиотек, выполняющих функции центральных региональных, от библиотечной функциональности к функциональности знаний. При этом библиотека рассматривается как центр знания в широком смысле этого слова, а библиотечная деятельность – как управление знанием. Идеологи этих проектов полагают, что «осколки» знания следует упорядочить таким образом, чтобы пользователь получил возможность видеть в целом все сферы знания и связи между ними, и через это выстраивать картину мира».[130] По их мнению, искусство управления деятельностью библиотеки заключается в умении раскрывать многообразие знаний и представлять его фрагменты как части целого. Библиотека рассматривается как некий «космос знаний», в котором каждый найдет то, что его интересует.

Возможное разрушение библиотечной системы страны вследствие ухудшения финансирования расходов на библиотечное развитие видится как прямая угроза демократии в Финляндии. В этом случае не будет выполнима одна из главных задач построения общества знаний – обеспечение равного доступа всех граждан к информации, знаниям, образованию и культуре.

При всей очевидности соответствия финской модели общественным потребностям, возникающим в контексте построения общества знаний, необходимо отметить функциональный, прагматический подход к библиотеке как источнику постоянно обновляемого знания, хранителю и транслятору культурного наследия, понимаемого в широком смысле (синтез общемировых, национальных и региональных духовных ценностей). В результате этого подхода возникает опасность превращения библиотеки в культурный супермаркет, использующий различные формы передачи знаний и организации досуга, информирования и общения. При этом библиотека утрачивает культуротворческие функции, обеспечивающие создание нового знания, воспроизводство и сохранение культурных ценностей.

Россия относится к числу стран, которые находятся на начальных этапах формирования общества знаний.[131] На государственном уровне разрабатываются и принимаются программные документы, способствующие формированию модели российского общественного развития. Среди них – федеральные целевые программы «Развитие единой образовательной информационной среды (2001-2005 годы)» и «Электронная Россия», Концепция использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 года (2004), Концепция региональной информатизации до 2010 года (2006) и другие.

В отличие от Финляндии в России не существует единой национальной библиотечной модели. Страна имеет огромную территорию, отдельные регионы которой разнятся по множеству параметров, в том числе: уровнем социально-экономического развития, социокультурными потребностями жителей, отношением региональных властей к культуре и библиотекам, их пониманием роли библиотек в формировании общества знаний. Поэтому отсутствие национальной стратегии библиотечного развития, сопровождающееся слабой финансовой поддержкой российских библиотек со стороны государства и как следствие усилением их коммерциализации, негативно сказывается на библиотечном развитии, снижая социальную значимость российских библиотек.

Некоторые общие характерные черты российской модели современной библиотеки находят свое отражение в целом ряде законодательных актов, а также документов, принятых профессиональным сообществом. Среди них – Федеральные законы «О библиотечном деле» (1994), «Об обязательном экземпляре документов» (1994), «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (2006); Модельный стандарт деятельности публичных библиотек (2001) и другие. В них отражаются главные цели и задачи библиотечного развития, определены социальные функции библиотеки.

Законодательные акты Российской Федерации гарантируют гражданам право на информацию, образование и культуру посредством общедоступных библиотек, запрещают государственную или иную цензуру, ограничивающую свободный доступ пользователей к документам из фондов библиотек. Библиотека определяется как «информационное, культурное, образовательное учреждение»[132], чем подтверждается ее полифункциональный характер; рассматривается как элемент современной информационной инфраструктуры общества.

Важнейшей задачей, поставленной перед библиотеками, является обеспечение пользователям свободного доступа к информации, знаниям, идеям, культурным ценностям. Тем самым библиотека содействует непрерывному образованию всех уровней и самообразованию, приобщает к культурному наследию, помогает восприятию новых идей, научных достижений, современного искусства и литературы.

Посредством информационного обслуживания, направленного на удовлетворение местных потребностей, библиотеки должны участвовать в экономическом и социальном развитии своих поселений, заботиться о развитии подрастающего поколения и о людях, нуждающихся в социокультурной поддержке. Именно библиотека должна играть активную роль в формировании информационных потребностей и информационной культуры населения.

Библиотека отнесена к числу информационных систем, доступ к информационным ресурсам которых не может быть ограничен.[133] Библиотечная сеть России рассматривается как государственная информационная система, имеющая межведомственный универсальный характер.[134] Однако государство гарантирует бесплатность только получения «информации о наличии в библиотечных фондах конкретного документа, …о составе библиотечных фондов, …консультационную помощь в поиске и выборе источников информации».[135] Этим существенно сужаются возможности библиотек в предоставлении непосредственного доступа к общественно значимой информации и знаниям.

Социальный институт библиотеки поставлен в один ряд с культурными институтами, обеспечивающими сохранение культурного наследия. Так, национальный библиотечно-информационный фонд документов рассматривается не только как информационный ресурс России, а и как ценнейший исторический источник, часть мирового культурного наследия».[136] Обеспечение его сохранности является «глобальной проблемой, от которой зависит сохранение памяти нации, доступность обществу новой информации, идей, знаний».[137]

Библиотеки призваны заниматься созданием контента, собирать, структурировать, продвигать и сохранять информацию о своей территории, формировать метаинформацию краеведческого характера. На российские библиотеки традиционно возлагается «миссия просветительства»,[138] направленного на воспитание любви к своему краю, чувства принадлежности к национальной и местной культуре.

Особая роль отведена российским библиотекам в процессе становления гражданского общества. Через обеспечение «доступа к местным библиотечным ресурсам – документам и информации они помогают активизировать общественную и культурную жизнь местных сообществ».[139]

Успешную реализацию возложенных на современные библиотеки социальных функций предполагается обеспечить путем внедрения современных информационных технологий, а также созданием библиотечных сетей.

В России сетевое библиотечное взаимодействие закреплено только в документах, разработанных и принятых профессиональным сообществом. Изменение российского законодательства привело к разрушению имеющихся сетевых структур, действующих по иерархическому принципу в жестких рамках административного формата, и стимулировало поиск новых для библиотечной сферы механизмов построения библиотечных сетей, предполагающих свободу выбора партнеров и добровольность участия в создании и использовании информационных ресурсов.

В современной практике российских библиотек можно выделить несколько инновационных моделей. Одна из них – библиотека как информационный Интеллект-центр. Модель, реализуемая в г. Москве, представляет собой библиотеку нового типа, сочетающую традиционные библиотечные формы работы с широким предоставлением электронных информационных услуг.[140] Цель деятельности такой библиотеки – создание информационной, культурной и образовательной среды для интеллектуального развития населения города, особенно молодежи, через обеспечение свободного доступа населения к информации и знаниям.

Деятельность Интеллект-центров предполагает:

-      предоставление комплексного информационного обслуживания на основе свободного доступа к знаниям и общественно значимой информации;

-      расширение доступа к культурному наследию и информационным ресурсам для различных возрастных групп и категорий населения;

-      продвижение книги и чтения;

-      содействие решению проблем самореализации и социальной адаптации, москвичей, и особенно молодежи;

-      формирование единого библиотечно-информационного пространства мегаполиса путем создания единых информационных ресурсов библиотек отрасли культуры г. Москвы.

Интеллект-центр предлагает своим пользователям как традиционные библиотечные услуги, обеспечивающие поиск и предоставление доступа к общественно значимой информации и необходимым пользователям знаниям, так и услуги специализированных служб (психологической, правовой, библиотерапевтической и др.), способствующих коррекции поведения детей и молодежи, а также развитию их интеллекта, речи, навыков общения, их информационной культуры.[141] В работе Интеллект-центров используются также элементы психофизической разгрузки, релаксации, творческой, интеллектуальной деятельности, которые воздействуют на эмоциональную, чувственную сферу человека.

Интеллект-центр организует свою деятельность с учетом интересов приоритетных возрастных или социальных групп пользователей (дети, юношество, семья, предприниматели, инвалиды и др.), проживающих на территории обслуживания. Выбор специализации Интеллект-центра может быть сделан и по тематическому принципу, например: библиотека – центр русской словесности и культуры или центр муниципальной, правовой и деловой информации, компьютерная библиотека или центр экологической информации.[142]

Это является существенным недостатком модели, так как может ущемлять интересы пользователей, оказавшихся вне особого внимания работников библиотеки. Для обеспечения равных прав пользователей библиотеки организуют обслуживание в режиме удаленного доступа (через Интернет) с помощью информационно-коммуникационных технологий, обеспечивающих режим удаленного обслуживания и сетевого взаимодействия.

Кроме информационного обслуживания библиотеки г. Москвы ведут большую просветительскую и образовательную деятельность, организуя многочисленные клубы, студии, кружки, лектории, консультационные центры и даже музеи.

В перечне функций данной модели отсутствует мемориальная функция. Однако в условиях г. Москвы, крупного культурного центра, на территории которого действует целая сеть организаций, обеспечивающих сохранение культурного достояния нашей страны, отказ от реализации этой функции правомерен.

Реализация этой модели усиливает социализирующую функцию института библиотеки. Активно реагируя на возрастающую потребность общества в творческих и интеллектуально развитых личностях, она повышает значение библиотеки в интеллектуализации современного общества, способствует его ускоренной трансформации.

Другая модель носит условное название «коммуникационной, или плюралистической» библиотеки. Она реализуется на базе Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы им. М.И. Рудомино. Цель данной модели – содействовать познанию и пониманию различных культур, способствовать развитию плюрализма и толерантности. Она также представляет собой библиотеку гибридного типа, сочетающую традиционное библиотечное обслуживание и услуги, организованные с помощью новых информационных технологий, обеспечивающую доступ к информации и знаниям в печатной и электронной форме.

На территории библиотеки формируется система культурных центров, обеспечивающих включение пользователя в свой культурный контекст через организацию доступа к соответствующим культурным и информационным ресурсам, специальное оформление внутреннего пространства, используя своеобразие культурной символики, эстетики, дизайна, привлечение носителей данной культуры в качестве обслуживающего персонала.

Создание плюралистического пространства и многоаспектного временнóго континуума в библиотеке достигается наличием и распределением потоков информации. Они формируются тремя основными каналами: каналом невербальной коммуникации, письменным документным каналом (использование фонда) и каналом устной коммуникации (культурной «тусовки») – многочисленными совместными «действами» и диалогическими мероприятиями библиотеки.[143]

Со средствами невербальной коммуникации пользователь сталкивается, главным образом, воспринимая физическое пространство библиотеки: «путешествуя» по нему. Библиотека «говорит» с пользователем через символы, используя язык дизайна, пространственных форм, запахов, звуков и цветовой гаммы.

Документный канал представлен не только документами на традиционных носителях (книгами и периодикой), значительную роль в нем играют электронные документы, а также всевозможные смешанные, гибридные формы, создаваемые за счет использования различных технических средств (мультимедиа, телевидение, радио). Кроме того, библиотека использует для обслуживания пользователей ресурсы, размещенные в сети Интернет.

Однако самый мощный поток информации, доступный в коммуникационной библиотеке, – это коммуникация устная, представленная в межличностном общении. К ней относится вся деятельность, связанная с организацией мероприятий, в которой организуется активное диалогическое взаимодействие всех ее участников.

Диалогичность является необходимым инструментом создания плюралистического пространства в библиотеке. Библиотека выступает организатором многогранного диалога «всех со всеми»: пользователь взаимодействует с автором книги – через время и пространство; библиотекарь с пользователем, пользователи друг с другом, с приглашенными в библиотеку интересными собеседниками. Библиотека становится площадкой, где возникает диалог различных слоев общества, региональных и местных властных структур, общественных организаций, этнических культур, субкультур.[144]

В «коммуникационной» библиотеке «роли» не закреплены жестко, персонажи могут меняться местами и взаимно влияют друг на друга, их отношения не подчинены ценностной иерархии. Подобный вид взаимодействия возникает тогда, когда его участники принадлежат к совершенно различным социальным группам, руководствуются разными целями и ценностями. «Сплотить» – хотя бы на время – такой разнородный коллектив возможно только путем создания условных ролей, которые отдельные индивиды принимают на себя «на время действа». В мире плюралистических ценностей это – действенный способ равноправного общения, которое не навязывает его участникам мнения, но лишь организует «ситуацию» диалога.[145] Основное правило этого диалога – уважение к иным смыслам, иным языкам, иным точкам зрения.

Создавая во многом утопичное, воображаемое общество, обеспечивающее «поликультурное единство», «коммуникационная» библиотека способствует выработке поведенческих навыков, необходимых для жизни в многополярном, глобализированном, мозаичном пространстве современной действительности.

Недостатком данной модели является возможность ее реализации только в крупной библиотеке, обладающей значительными ресурсами (в том числе, просторными помещениями, многочисленным персоналом, включающим специалистов различных профессий). Стремясь представить пользователю многогранную панораму культурного разнообразия, библиотека не обеспечивает ему возможности получения целостного знания. Предоставляя пользователю полную свободу выбора, она снимает с себя функцию проводника и эксперта в бескрайнем информационном мире.

На территории России реализуется еще одна модель – инновационная модель современной сельской библиотеки. Сельские библиотеки составляют почти 90% от всех публичных библиотек страны. Сельские библиотеки, обладающие небольшими ресурсными возможностями, являются порой единственными социальными институтами, удовлетворяющими культурные, образовательные и информационные потребности жителей труднодоступных удаленных территорий.[146]

Данная модель представляет собой библиотеку как многофункциональный информационно-культурный, образовательный и просветительский центр, по своим функциям, содержанию и оснащению отвечающий международным и отечественным библиотечным стандартам.[147]

Учитывая неразвитость современных коммуникаций в сельских районах российской провинции, современная модель сельской библиотеки в обслуживании пользователей ориентируется, прежде всего, на информационные ресурсы, представленные в собственном библиотечном фонде. Однако любая сторона содержательного развития сельской модельной библиотеки: будь то краеведческая деятельность с элементами поисковой, архивной, музейной работы или культуротворческая составляющая, – в качестве обязательного компонента включает использование нетрадиционных носителей информации.

Организационно-технологический формат модели позволяет иметь каждой библиотеке «собственное лицо», отличающееся от других ресурсной базой, приоритетными направлениями работы, что помогает ей поддерживать высокий статус у местного сообщества.

Оснащенная компьютерной техникой, имеющая доступ к электронным ресурсам сети Интернет, модельная сельская библиотека продолжает оставаться пропагандистом книжной культуры. Она позиционирует себя в глазах жителей как социальный институт, развивающий традиции российского просветительства, в основе которого всегда лежало Слово, напечатанное или произнесенное вслух.[148]

При этом книгу не противопоставляют новым информационным технологиям, а умело их сочетают и дополняют. Например, библиотеки организуют выставки с одновременным использованием книжно-иллюстративного ряда, компьютера и видеомагнитофона, составляют краткие рекомендательные списки литературы (закладки) с указанием адресов Интернет-сайтов и т. д. Этот ненавязчивый и потому воспринимаемый пользователем с доверием метод позволяет «подключить» пользователей к образцам «высокой» культуры, соединить различные средства получения относительно целостного знания.

Наиболее распространенным вариантом модели сельской библиотеки становится многопрофильная модель, представляющая библиотеку, одинаково эффективно выполняющую различные социальные роли. Такая библиотека становится центром жизни местного сообщества. Она обслуживает различные категории местного населения, отдавая приоритет местным органам власти, специалистам, учащимся, пожилым и больным людям, организует доступ к правовой, деловой, муниципальной и другой информации. Для такой библиотеки свойственен размах краеведческой работы (включая создание историко-этнографических музеев), не говоря уже о традиционной культуротворческой деятельности, в том числе в ее досуговых формах.

Одним из социальных эффектов внедрения этой модели становится деятельное партнерство с местными муниципальными властями. Инновационная, модернизированная в соответствии с реалиями XXI века, библиотека в их глазах становится главным элементом социально-культурной инфраструктуры села, способным привлечь внешние ресурсы, задать импульс процессов социальных преобразований на селе.

Данная библиотечная модель во многом дублирует финскую модель библиотеки, ориентированную на удовлетворение информационных, культурных и образовательных потребностей местного сообщества. Однако глубокие корни просветительских традиций российской библиотеки, ее включенность в жизнь и проблемы местного сообщества корректируют развитие этой модели, оберегая ее от опасностей прагматизма и коммерциализации, сохраняя за ней статус важного социального института.

Таким образом, можно констатировать, что в целом ряде законодательных и концептуальных документах находят отражение отдельные элементы современной модели библиотеки. В рамках этих моделей библиотеки продолжают развиваться как наиболее демократический институт современного общества, предоставляющий право на доступ к информации, являющейся общественным достоянием.

В анализируемых документах зафиксированы основные социальные функции современной библиотеки (мемориальная, информационная, социализирующая, образовательная и культурная). Современные библиотеки, с одной стороны, – это хранилища знаний и богатейшего культурного наследия, с другой – источники необходимой социальной информации. Благодаря современным технологиям они открывают перед человеком мир информации, помогают ориентироваться в нем, и в то же время являются продолжателями и проводниками традиций «эпохи Гутенберга».

В настоящее время существует множество зарубежных и российских моделей библиотечного развития, которые отличаются степенью развитости библиотечных функций, наполнением их конкретным содержанием, механизмами реализации, а также государственными гарантиями практического воплощения этих моделей.

Наиболее полно сущность библиотеки общества знаний раскрывается в финской модели, имеющей многолетний опыт и широкие возможности участия в формировании нового этапа общественного развития. Однако ее существенным недостатком является прагматический подход к библиотеке как сервисному учреждению, что значительно снижает ее социальную роль.

В России отсутствует хорошо разработанная единая национальная стратегия библиотечного развития. Для существующих моделей российских библиотек характерна гиперболизация информационной функции, связанная с необходимостью технической и технологической модернизации, которая в некоторой степени уравновешивается большей, чем у зарубежных библиотек, просветительской направленностью деятельности.

На основании проведенного анализа можно заключить, что необходимость поиска новых моделей библиотечного развития, обеспечивающих жизнеспособность социального института библиотеки в контексте построения открытого общества знаний, остается актуальной.

 


вверх

2. Концептуальная модель библиотеки
в контексте формирования общества знаний

 

2.1. Теоретико-методологические основы моделирования библиотеки

 

Одним из способов познания библиотеки является концептуальное моделирование, которое предполагает определение объекта (исследуемого явления) и предмета исследования (свойств объекта, которые исследуются), выбор методологии и методов исследования (объяснительных принципов, лежащих в основе интерпретации, категориального языка, а также используемых способов и приемов объяснения).

Сущность концептуального моделирования заключается в том, что исследование объекта осуществляется путем построения и изучения закономерностей функционирования его модели в конкретных, заранее определенных условиях.[149]

Под моделью (лат. «modulus» – мера, образец, норма) в широком смысле в науке принято понимать аналог, «заместитель» оригинала (фрагмента действительности), который при определенных условиях воспроизводит интересующие исследователя свойства оригинала. Модель можно рассматривать как специальную форму кодирования информации, в том числе – ранее неизвестной. Другими словами, модель содержит в себе потенциальное знание, которое человек, исследуя ее, может приобрести, сделать наглядным и использовать в социальной практике.[150]

Модель – это концептуальный инструмент, ориентированный в первую очередь на управление моделируемым процессом или явлением. При этом функция предсказания, прогнозирования служит целям управления.[151]

Концептуальное моделирование базируется на аналогии между моделью и объектом моделирования, на абстрагировании исследователя от конкретных ситуативных проявлений за счет выделения основных параметров объекта моделирования и исследования отношений и связей между ними.[152]

Исходя из устройства заданного контекста (представлений о мире) к намеченному объекту, исследователь предъявляет конечный набор требований. Их выполнение означает, что представления об объекте достоверны, он возможен и способен функционировать адекватно заданным условиям.

Исследуя историографию моделирования библиотек, можно констатировать, что концепция библиотеки прошла долгий и противоречивый путь развития: от понимания библиотеки как простого хранилища книг до представления ее в качестве интегративного многофункционального социального института, включающего информационные и культурные компоненты.

В период до начала XX века в российской науке отсутствовала единая, целостная, завершенная теория библиотеки, каких-либо крупных работ, специально посвященных этому вопросу, не было.[153] Многочисленные высказывания в трудах отечественных ученых по этому поводу характеризовались широким диапазоном расхождений во взглядах и оценках: от преуменьшения значимости библиотек до преувеличения. И это вполне естественно, ибо в то время уровень развития библиотечного дела в России и других странах еще не позволял подойти к эффективной разработке этой сложнейшей проблемы.

Заметный сдвиг в этом отношении обозначился в XX веке, который отличается сравнительно высоким вниманием к вопросам управления социокультурным развитием общества, вопросам управления социальными изменениями и организации социотехнических действий, вызывающих те или иные преобразования в обществе.[154]

Разработки ученых советского периода длительное время носили ограниченный по содержанию характер. Эта ограниченность выражалась в том, что направления исследования, как правило, определялись текущими актуальными проблемами политической, идеологической, хозяйственной работы.[155] Если обобщить итоги российских исследований, проведенных в период с 1917 года по 70-е годы XX века, можно сделать вывод, что представления о библиотеке сводились к формуле: библиотека – это идейно-воспитательное, культурно-просветительное и научно-информационное учреждение.[156] Разумеется, это способствовало развитию библиотечной теории и практики. Однако проблема разработки общей теоретической концепции библиотеки длительное время выпадала из поля зрения исследователей.

Настоящий прорыв произошел в 70-е годы XX века. Начиная с этого периода, в современной отечественной науке разработано большое количество теорий, посвященных библиотеке, которые можно свести к нескольким концептуальным моделям, различающимся предметом исследования и методологией.

Все многообразие подходов к библиотеке на уровне выделения предмета и методологии можно свести к двум типам: имманентному и объяснительному. При первом подходе библиотеку рассматривают, не выходя за ее пределы, в ее собственной данности, определяя выделяемые свойства как сущностные и вневременные (обнаруживаемые во всех исторически-изменчивых формах объекта). При втором – модель строится в контексте окружающей библиотеку действительности, при этом предметом рассмотрения являются свойства библиотеки, зависящие от внешней среды.

Наиболее распространенный подход, используемый при разработке имманентных концепций библиотеки, – структурно-функциональный – можно обнаружить в работах Л.Б. Хавкиной и ряда других ученых.[157] К примеру, Л.Б. Хавкина рассматривала библиотеку «как определенный организм, который слагается из трех элементов: книги, библиотекаря и читателя».[158]

Однако методологическую стройность этому подходу, несомненно, придал Ю.Н. Столяров.[159] Всевозможные модели библиотеки, о которых велись споры между библиотековедами на протяжении нескольких десятилетий, постепенно подводили к представлению, что библиотека может быть осмыслена как соотношение нескольких сущностных элементов. В этом плане основное достоинство концепции Ю.Н. Столярова состоит в том, что системный подход он сделал методологическим принципом своей теории, т.е. рассмотрел библиотеку как систему, обладающую некоторой вневременной, абстрактной и универсальной структурой, в которой он выделил различные части (элементы) и описал способы их взаимодействия. В теории Ю.Н. Столярова элементами библиотеки являются: 1) документ; 2) абонент; 3) библиотекарь; 4) материально-техническая база. Наличие вышеописанных четырех элементов еще не составляет библиотеку. Ключевая роль в анализе модели принадлежит изучению связей между её элементами, где каждый «играет свою собственную, качественно обособленную, но в целом равноправную роль, без которой функционирование системы было бы невозможно».[160] В начале XXI века сторонники структурно-функционального подхода М.С. Слободяник[161], Н.П. Васильченко[162], В.В.Скворцов[163], А.М. Стахевич[164] предложили свои модификации библиотеки, основанные на критике структурной модели Ю.Н. Столярова.

Однако в силу принципиальной абстрактности и вневременности у всякой имманентной модели есть свои ограничения.

Во-первых, стремясь к универсальности, т.е. ставя перед собой задачу, выявить все сущностные элементы изучаемого объекта и связи между ними, имеющиеся в любых типах библиотек, имманентная теория все время вынуждена корректировать свой предмет за счет освоения и вписывания в свою схему новых видовых различий, связанных с эволюцией библиотек. В некоторых случаях жесткая схема может становиться прокрустовым ложем, в которое загоняется тот или иной тип библиотек. Некоторое формальное расширение исходной конструкции путем разделения элементов и функций на сущностные (родовые, системообразующие) и несущностные (производные, комплементарные) позволяет сделать структуру системы более гибкой, сохраняя принцип универсальности. Однако это грозит тем, что вновь обнаруженные элементы зачастую получают статус «комплементарных», несмотря на то, что они могут играть существенную роль в библиотеках определенного типа и, быть может, символизируют своим появлением новые тенденции развития библиотек в будущем.

Во-вторых, имманентная теория последовательно выводит за рамки своего рассмотрения все те элементы и функции библиотеки, которые напрямую не вытекают из предлагаемой схемы.

Одним словом, всякая имманентная теория выявляет в библиотеке некую инвариантную схему соотношения элементов, не наполненную никаким конкретным (привнесенным извне системы) содержанием. Эта схема принципиально свободна от любого аксиологического, исторического, и т.п. смысла, она не объясняет, отчего и почему возникают те или иные связи между элементами системы. Она лишь констатирует наличие элементов и связей и устанавливает универсальные для всех типов библиотек законы их сопряжения друг с другом.

Наряду с общетеоретическими имманентными теориями существует множество объяснительных концепций библиотеки, позволяющих моделировать библиотеку с учетом общих закономерностей развития объективной библиотеке реальности. Можно выделить несколько подходов к разработке концепции современной библиотеки, например: информационный, маркетинговый, просветительский.

Сторонники маркетингового подхода, заимствованного из американского библиотековедения, считают, что философия маркетинга в библиотечном деле позволит создать современный образ библиотеки как социального института, работающего в рыночных условиях.[165] Так, по мнению Н.И. Тюлиной, маркетинг является философской основой осмысления проблем библиотеки, особенно связанных с библиотечным обслуживанием и управлением в целом.[166]

Критики такого подхода полагают, что возможность механического переноса американской библиотечной философии на русскую почву – это иллюзия и поэтому следует стимулировать развитие собственной теоретической мысли.[167] Маркетинговый подход отрицает главную идею библиотеки, которая по своей сути стабильна, традиционна, незыблема: «здесь хранится память человечества, а в итоге – вечность».[168]

При таком подходе первостепенное внимание к коммерческой деятельности библиотек становится не вынужденным, объясняемым бедственным финансовым положением многих библиотек, а теоретически оправданным. Изучение гуманистической сущности библиотеки подменяется изучением товарно-денежных отношений между библиотекой и ее пользователями.[169]

К маркетинговому подходу примыкает концепция философии управления, предложенная Л.В. Куликовой и Н.В. Могилевер. Философию библиотеки они рассматривают как основу организации ее деятельности. С их точки зрения, философия библиотеки должна формироваться внутри каждой библиотеки работающими в ней библиотекарями, что приведет к изменению их профессиональной ориентации.[170]

Такой подход вызвал возражения со стороны Е.А. Фенелонова, который отмечал, что авторы, пытаясь сформулировать философию библиотеки, ведут речь, по существу, об учете в практической деятельности требований общества к библиотеке как социальному институту. «Можно, конечно, допустить наличие некой домашней философии... но, на наш взгляд, плохо, если она претендует на замену традиционной».[171] Более чем очевидно, что вышеназванные авторы говорят, по существу, не о философии библиотеки, а о принципах ее практической деятельности в новых экономических условиях.

Широко распространенным в наши дни является информационный подход, суть которого заключается в том, что в качестве новой философии библиотеки предлагается философия доступности информации для всех. Этот подход в своей основе также опирается на американскую библиотечную философию. Можно, например, сослаться на главу «О философии развития библиотечного дела в США» в монографии, посвященной американским библиотекам, в которой философия библиотечного дела рассматривается как философия обеспечения населения информацией.[172]

Большинство объяснительных теорий представляют библиотеку с позиций просветительского подхода, в основе которого лежат гуманистические идеалы.[173] Сторонники этого подхода видят в библиотеке «величественный храм знаний и культуры», а ее гуманистическое предназначение усматривают в собирании и сохранении духовных достижений человеческой цивилизации, «памяти человечества».[174] На основе этих философских понятий библиотека моделируется как особое культурное пространство.

Автором одной из первых таких концепций можно назвать Н.Ф. Федорова. В его трудах дана глубокая разработка представления о библиотеке как о пространстве культуры.[175] Он утверждал: «Библиотека, представляющая всю совокупность книг, есть книга, содержащая в себе всю думу человеческого рода, начиная от первой мысли первого человека; не одну думу только, но и чувство, душу». Поэтому ни одно учреждение «не заключает в себе такой полноты жизни как библиотека».[176] Библиотека – это «образ мира, вселенной видимой и невидимой, умершего и еще живущего, прошедшего и настоящего».[177]

Н.А. Рубакин также подчеркивал, что библиотека – это «совокупный труд лучших умов человечества, сокровищница его знания, мысли, чувства, стремлений и надежд... Библиотека должна быть книжным отражением Вселенной».[178]

Х.Л. Борхес считал, что библиотека – это безграничный космос, в котором каждая книга рассказывает обо всех других. В его интерпретации библиотека – беспредельна и периодична, она включает в себя все языковые структуры, которые допускают набор письменных знаков, но отнюдь не совершенную бессмыслицу.[179] Представляя собой культурные ресурсы вообще, «библиотека становится космологическим спором, дискуссией об устройстве мира или многообразии миров».[180]

П. Клодель называл библиотеку лабораторией воображения[181], а У. Эко – храмом, где хранятся сокровища знаний.[182] М. Шагинян подчеркивала, что библиотека – это «Храм Сбереженного Времени», в котором человек является «естественной, органической частицей».[183] Библиотека, считала писательница, «вводит читателей в творческую атмосферу сотен и тысяч других людей, читающих рядом с ними, смешивая воедино их сосредоточенные дыхания и невидимые флюиды токов их мышления».[184]

Представление о библиотеке как модели культуры получило развитие в работах современного философа М.Ю. Опенкова. Он писал, что она «подобна машине времени, так как способна дать обратный ход часам с любой скоростью».[185] Библиотека способна отправить читателя путешествовать в будущее или прошлое, по неведомым мирам и реальностям. Воссоздание, восприятие и понимание смысла происходящего перед читателем зависит от его способностей и опыта.

Являясь творческим началом, инициируя развитие креативных способностей, библиотека в то же время способна обеспечить навигацию в мире культуры. Она является моделью этого мира, моделью культуры, другими словами, определяет существующий порядок, способы заимствования, а также положение текста в традиции.

Отношения библиотеки и читателя не являются чем-то статичным. Взаимовлияние обеих сторон обеспечивает их реальность, транзитивность и динамизм. По мере постижения библиотеки расширяется читательский опыт, который в свою очередь укрепляет функциональность библиотеки и обеспечивает ее развитие.

К объяснительным концепциям относятся многочисленные институциональные модели, рассматривающие библиотеку как социальный институт, отвечающий на одну или несколько общественных потребностей. Среди них – коммуникационная (А.В. Соколов[186]), информационная (С.В. Красовский[187], М.И. Акилина[188], Т.Ф. Берестова[189]), познавательно-когнитивная (В.П. Леонов[190], А.И. Остапов[191]), образовательная (В.И. Терешин[192]), культурологическая (В.Р. Фирсов[193], А.Н. Ванеев[194], Р.С. Мотульский[195]) и плюралистическая (Е.Ю. Гениева[196]) модели.

С позиций феноменологического подхода разработаны библиотечные концепции В.Н. Марковой[197], А.С. Чачко[198], С.Г. Матлиной[199], представляющие библиотеку как культурно-цивилизационный феномен, развитие которого продолжается и опосредовано трансформацией человеческого общества.

Недостатком многих из этих моделей является то, что все они строились с учетом социальных потребностей предыдущих этапов общественного развития, а значит, не могли учесть вызовов современного общества.

Для достижения цели данного исследования – концептуализации особенностей социокультурных трансформаций современной библиотеки как социального института в условиях формирования общества знаний – оптимальным является построение модели библиотеки, которая позволяет выделить и исследовать в объекте те свойства, которые отражают происходящие в нем и прогнозируемые процессы внешнего мира. Значение других снижается из-за однобокости или фрагментарности подходов к формированию концептуальной модели.

Библиотека относится к числу сложных системных объектов, имеющих социальную природу и не существующих вне общекультурного, социального контекста.[200] Поэтому для построения концептуальной модели библиотеки целесообразно сочетать структурно-системный подход с деятельностным, что позволит определить внутреннее содержание библиотеки и основные характеристики, отражающие ее объективную специфику в контексте формирования общества знаний.

Описание системного представления о библиотеке, а также определение ограничений, которые накладывает на модель контекст будущей реальности, позволяют сконструировать объект, создать адекватную его модель.

Сложность построения модели библиотеки в контексте формирования общества знаний состоит в том, что разработчики являются непосредственными участниками происходящих трансформаций, находятся внутри этого процесса, что затрудняет процесс рефлексии, требующей смещения участника в позицию внешнего наблюдателя.

Институциональный подход позволит выстроить концептуальную модель библиотеки в соответствии с возникающими вызовами общественного развития, определяя тем самым вектор библиотечной эволюции. Построение такой концептуальной модели позволяет прийти к пониманию социального института библиотеки, ее роли в современном обществе. При этом она не только более или менее точно описывает идеальное состояние библиотеки, но и на этой основе определяет ее главные социальные функции.

Подводя итоги данного параграфа, следует отметить, что в настоящее время отсутствует цельная концептуальная модель библиотечного развития в контексте формирования общества знаний. Существующие концепции не отражают общественных потребностей, поэтому не могут быть использованы для успешной реализации в библиотечной практике. Для разработки новой модели предполагается применить структурно-системный и деятельностный подходы, а также использовать институциональную парадигму.

 


вверх

2.2. Концептуальная модель современной библиотеки
в контексте формирования общества знаний

 

Модель современной библиотеки как социокультурного института, отвечающего на общественные потребности, возникающие в контексте формирования общества знаний, предполагает включение библиотеки в основные социокультурные процессы. «Под социокультурным процессом понимается любой вид движения, модификации, трансформации, чередования или «эволюции», …любое изменение данного изучаемого объекта в течение определенного времени, будь то изменение его места в пространстве либо модификация его количественных или качественных характеристик».[201]

Среди социокультурных процессов, организуемых библиотекой, можно выделить следующие: аккумуляция социально значимых знаний и управление знаниями, социокультурная коммуникация и распространение культурных явлений, производство нового знания и социально-историческое воспроизводство культурных форм.

Как культурный феномен библиотека является результатом социальной деятельности людей, направленной на удовлетворение их информационных и знаниевых, образовательных и культурных потребностей. Поэтому все культурные процессы, в которых она участвует, являются актами деятельности, ориентированными на удовлетворение этих потребностей человека. Предлагаемая модель библиотеки организует формирование, хранение и трансляцию культурных текстов, аккумулирующих социальный опыт, имеющий конструктивные последствия для уровня социальной интегрированности и консолидированности общества.[202]

В этой связи следует отметить, что информационные потребности оказывают важное управляющее, ориентирующее воздействие на протекание процессов, связанных с созданием, сбором, хранением, распространением и использованием информации, обеспечивая способность библиотеки на удовлетворение имеющихся потребностей и соответствие сложившемуся в обществе уровню деятельности и сформировавшемуся информационному потенциалу субъектов.[203]

Аккумуляция социально значимых знаний и информации происходит путем накопления, систематизации и сохранения документированного знания и информации. Накопление информации – это процесс, лежащий в основе создания любой библиотеки, часто определяющий ее возможности и судьбу как феномена культуры. Любая библиотека позволяет сконцентрировать в одной точке пространства информацию и знания, зафиксированные на документах различного вида, созданных в разных местах, в разное время и разными авторами, что намного увеличивает потенциальные возможности человечества по передаче информации не только современникам, но и потомкам.

Библиотека описываемой модели, участвуя в формировании распределенного библиотечно-информационного ресурса, выходит на новый уровень аккумуляции накопленного человечеством знания, когда создается единая мировая библиотека, способная обеспечить доступ к знанию, хранящемуся в документированной форме в любом месте планеты.

Во все времена сбор документов в библиотечный фонд был неразрывно связан с критериями и механизмом их отбора из общего потока. Основным критерием отбора документов в библиотечный фонд выступала их социальная значимость, которая определялась как содержанием, так и формой документа. Значимость одной и той же информации может по-разному оцениваться автором и пользователем, совокупностью пользователей, так как информация, зафиксированная в документе, отражает точку зрения автора как индивидуума с определенными идеологическими, нравственными, эстетическими и иными взглядами на жизнь. Даже во время создания документа зафиксированная в нем информация может уже не представлять интереса для большинства предполагаемых автором пользователей или, наоборот, соответствовать потребностям значительной части общества. Со временем ее значимость для социума может возрастать или уменьшаться. Так как человек в состоянии оценить значимость информации только субъективно, то бесполезная либо вредная информация с точки зрения одного индивидуума, группы или общества в целом может оказаться весьма полезной для иных пользователей, находящихся в других условиях, другом обществе или другом временном измерении. Опыт распределенной ответственности за собирание национального или регионального репертуара изданий позволяет гарантировать полноту представления в социальной памяти культурного наследия человечества, зафиксированного в документах.

Для любой библиотеки процесс хранения всегда носил противоречивый характер: хранение для постоянного использования. Процесс хранения в библиотеке потенциально дискретен, в любой момент он может быть прерван для предоставления пользователю. В процессе использования документы, созданные другими элементами системы распространения информации и знания, подвергаются дополнительным нагрузкам, нарушается режим их хранения. Кроме того, в процессе использования документ может быть поврежден или даже утерян, а с ним может быть утеряно зафиксированное в нем знание. Древние считали, что «хранение можно надежно обеспечить, если максимально затруднить доступ к книгам».[204]

Библиотека инновационной модели по-новому организует процесс хранения документированного знания. Она обеспечивает сохранение уникального знания путем его фиксации на другом носителе, тем самым предотвращает прерывистость процесса хранения, а значит, гарантирует его устойчивость и постоянство. Создавая новый документ или его копию, библиотека включает его в число сохраняемых ею артефактов и организует уже его хранение, обеспечивая цикличность этого процесса.

Аккумулируя документированное знание, библиотека кодирует, систематизирует его с целью обеспечения результативного поиска, а также возможности обращения накопленного знания и его дальнейшего воспроизводства. Используя традиционный библиотечный инструментарий организации знаний, модернизированный с помощью информационно-коммуникационных технологий, современная библиотека активно включается в процесс управления знаниями.

В рамках процесса анализа и обработки документированного знания любая библиотека генерирует поток вторичной информации, отражающей метазнания (знания об имеющихся знаниях), кодирует его и хранит. Библиотека инновационной модели расширяет спектр создаваемых ею видов документов, включая в него дайджесты, реферативные сборники, электронные и мультимедийные издания, веб-сайты и веб-порталы.

Являясь результатом социальной коммуникации, библиотека в то же время обеспечивает ее перманентную реализацию, т. е. поддерживает работу одного из базовых механизмов процесса взаимодействия между субъектами социокультурной деятельности с целью передачи или обмена информацией и знаниями.

Протекающие в библиотеке процессы социокультурной коммуникации носят универсальный характер. В библиотеке используются различные формы коммуникации. Они связывают самых различных субъектов. Это может быть межличностная коммуникация, связывающая читателя и автора, читателя и библиотекаря, читателя с другим читателем, библиотекаря с библиотекарем. Библиотека организует взаимодействие между социальными группами, различающимися по возрастному, интеллектуальному, культурному, профессиональному, конфессиональному и другим признакам. В библиотеке возможен информационно-знаниевый обмен между представителями разных культур и эпох, отдельной личностью и всем человечеством.

В содержательном отношении социокультурная коммуникация в библиотеке может быть дифференцирована на несколько информационных направлений. Новационная – приобщает потребителя информации к новым для него знаниям, обучает его. Ориентационная – помогает ему ориентироваться в системной структуре природного и социального пространства, в том числе в структуре знаниевого и библиотечного пространства, социализирующая и инкультурирующая индивида в сообществе его проживания, формирующая его ценностные и экзистенциальные ориентации, задающая критерии его оценочных суждений, приоритетов выбора. Стимуляционная коммуникация воздействует на мотивационные основания социальной активности людей, актуализирует знания человека, а также его стремление к получению недостающих знаний.[205]

Знание как феномен культуры обладает своими закономерностями развития, связанными как с общим процессом познания, так и с теми формами организации и осмысления действительности, которые вырабатываются культурой. Это прежде все формы категориально-семантического строения знания, связанные со структурами восприятия и осмысления пространства, времени, движения, причинно-следственных связей и т. д.[206]

Актуализация и объективация знания происходит в процессе коммуникации. Включаясь в процесс социальной коммуникации, библиотека способствует актуализации индивидуального знания, «содействует приращению индивидуального и родового тезауруса».[207]

Процесс социальной коммуникации, организуемый в библиотеке, нацелен, прежде всего, на достижение понимания участников коммуникации, т. е. носит коммуникативный характер. Пользователь, обращаясь к библиотеке, вынужден сформулировать свою потребность в знаниях, так как релевантность его поиска зависит от того, понимает ли он сам, чего он хочет, а также насколько понятно ли он представил свой запрос. Библиотекарь, чтобы найти и представить искомые знания и информацию, должен понять передаваемую ему информацию. Чтобы оценить релевантность результатов поиска информации и знаний, пользователь должен оценить документированные знания, предоставляемые библиотекой, а значит, понять смысл предлагаемого ему культурного текста и соотнести с формулировкой своей потребности. Результатом такой коммуникации становится повышение культурной и в том числе коммуникативной компетенции пользователей, реализация и развитие их творческих способностей.

Кроме того, в процессе переработки документированного знания с целью оценки его релевантности запросу и последующего освоения пользователь не только воспроизводит, индивидуализирует полученные знания, но и создает новое знание, которое включается в общественный коммуникативный процесс и становится, в свою очередь, объектом потребности других членов общества, а затем снова аккумулируется библиотекой. Такое опосредованное участие библиотеки в организации общественного воспроизводства научного знания и информации определяет ее важную роль в реализации процесса движения социальной информации на более высоком уровне, определяемом как культурогенез.[208]

Коммуникационные процессы, организуемые библиотекой, нацелены, прежде всего, на достижение понимания человеком смыслов, заложенных в том или ином тексте. Тем самым библиотека создает условия для осуществления коммуникативных действий, занимающих важнейшее место в социальной структуре и обеспечивающие определенный институциональный порядок.[209] Развитие коммуникативной функции библиотеки обеспечивает ориентированные на межчеловеческую «интеракцию», «коммуникативные отношения», в результате которых вырабатываются ценностные отношения, цели и идеалы.

Библиотека инновационной модели организует процесс социальной коммуникации как в реальном, так и виртуальном пространстве, прежде всего в сетевом информационном пространстве (в т. ч. сети Интернет). При этом она способствует освоению этого пространства, оценке и включению его объектов в культурную практику, обеспечивает их сохранение.

Любая библиотека участвует в распространении социально значимой информации и знания через организацию доступа к ним. Библиотека инновационной модели, преодолевая с помощью информационно-коммуникационных технологий собственные физические границы, способствует ускорению процесса пространственной диффузии документированного знания, расширению числа субъектов его освоения.

Согласно принципу рефлексии, знания, которые циркулируют в обществе, имеют прямые практические последствия. Раздумья о социальных переменах («образ мышления») имеют принципиальное значение для формирования «образа действий» и для соответствующих решений. Взгляды, концепции изменений, которые воспринимают и осознают члены общества, становятся руководством к переменам. Чем масштабнее и глубже распространяются такие знания, тем больше единомышленников воспринимают их, и тем надежнее становится перспектива социальных перемен. Обеспечивая доступ к знаниям обо всех достижениях человечества, библиотека обеспечивает поступательное развитие общества, интеграцию действий и интересов индивидов.[210] Формирование библиотекой у пользователей новых информационных потребностей ведет к дальнейшему интеллектуальному развитию общества, накоплению его информационно-знаниевого потенциала.

Возможности библиотеки инновационной модели как диффузного агента расширяются с увеличением способов представления знания. Она становится катализатором образования междисциплинарных связей, стимулирует обращение знания. Это помогает ей включаться в разнородное информационное окружение, чтобы организовать взаимодействие в нем, тем самым наращивать социальный познавательный фундамент формируемого общества.

Библиотека предлагаемой модели является инновационной площадкой для широкого применения информационно-коммуникационных технологий. Интегрируясь в систему непрерывного образования, она способствует внедрению в общественную практику современных технологий и необходимых навыков поиска, освоения, оценки и переработки документированного знания.

Библиотека инновационной модели – активный участник культурных событий международного, национального, регионального и местного масштаба, проводник культурной политики отдельных государств и региональных объединений. В рамках общественных акций она способствует закреплению в общественной практике лучших образцов культурного наследия, превращению порожденных культурных форм в нормы, стандарты, правила, обеспечивающие устойчивое развитие общества, преодоление последствий глобализации и технократизации общественной жизни.

Реализация библиотекой инновационной модели целого спектра социокультурных процессов определяет ее полифункциональный характер. Она относится к числу социальных институтов, выполняющих множество социальных функций. Моделируемой библиотеке присущи кумулятивная и мемориальная, коммуникационная и информационная, образовательная и социализирующая, культурная и когнитивная функции. Все они носят равнозначный характер.

Благодаря выполнению кумулятивной функции библиотека инновационной модели обеспечивает концентрацию в одном месте знания, зафиксированного в разных по форме документах, созданных в разное время и в разных точках пространства разными авторами. Она не стремиться собрать все документы. Участвуя в формировании распределенного библиотечно-информационного ресурса, она отвечает за аккумуляцию своего сегмента документированного знания, специфика которого зависит от типа и вида библиотеки, ее целевого и пользовательского назначения.

Суть мемориальной функции заключается в сохранении совокупности документированного знания с целью его передачи последующим поколениям. Посредством выполнения мемориальной функции библиотека обеспечивает распространение накопленного человечеством знания во времени. Реализация этой функции библиотекой инновационной модели имеет принципиальные отличия от библиотек предыдущих исторических периодов, так как носит распределенный характер: библиотека отвечает за сохранение тех документов, которые создаются на территории обслуживания, отражают историческое и культурное развитие этой территории.

Библиотека инновационной модели решает задачу сохранения, не ограничивая доступ к документу, на котором зафиксировано уникальное знание, а создавая новый документ, позволяющий воспроизвести это знание и обеспечить доступ к нему пользователей.

Моделируемая библиотека включает в зону своей ответственности сохранение цифрового наследия. Она становится гарантом стабильности электронной среды, обеспечивая сохранение культурных текстов, созданных в сети Интернет.

Библиотека инновационной модели способствует сохранению национальной и региональной культуры, решая актуальную задачу построения общества знаний по обеспечению культурного разнообразия.

В рамках коммуникационной функции она обеспечивает доступ пользователей к документированному знанию независимо от их социально-экономического статуса и местонахождения. При этом обеспечение доступности рассматривается в контексте гарантии интеллектуальной свободы человека и как непременное условие успешного образования и самообразования.

Доступность выражается не только в возможности физической доступности (близкое расположение) библиотеки. Доступность – это удобный для пользователей режим работы и хорошо разработанная система ориентирования, возможность эффективного поиска необходимых пользователю информации и знаний (понятный и обширный справочно-поисковый аппарат) и лояльные для читателя правила пользования информационными ресурсами библиотеки, комфортные условия работы с документами и благожелательный персонал.

Еще одним показателем доступности ресурсов является возможность бесплатного предоставления современных библиотечных услуг. В условиях построения общества знаний, когда все накопленные человечеством знания и информация рассматриваются как общественное достояние, свободный и равный доступ к нему является обязательным условием преодоления цифрового неравенства. Соблюдение принципа бесплатности обеспечивает моделируемой библиотеке право оставаться необходимым социальным институтом, реализовать свою гуманистическую миссию.

Библиотека инновационной модели становится «окном» в мир информации и знания. Она как структурный элемент глобальной мировой библиотеки, не имеющей физических границ, обеспечивает передачу информации о накопленном человечеством знании любому человеку без временных, географических и иных ограничений. Моделируемая библиотека расширяет круг пользователей, организуя доступ к своим ресурсам в электронной сетевой среде.

Информационная функция библиотеки инновационной модели, тесно связанная с обеспечением доступа к мировым информационно-знаниевым ресурсам, приобретает ориентирующий, аналитический и оценочный характер. Она – навигатор в огромном мире информации и знаний, она помогает пользователю быстро найти и получить необходимое знание в традиционной книжной или электронной среде.

Реализуя социализирующую функцию, моделируемая библиотека помогает пользователю приобщиться к миру знаний, вводит его в этот мир, знакомит с его законами, учит ориентироваться в нем, владеть инструментами поиска, систематизации и хранения. Она способствует развитию способностей человека к самообразованию, к рефлексии, к оценке собственной компетентности, к умению прокладывать путь от незнания к знанию, становится «гигиенистом чтения».[211]

Образовательная функция библиотеки приобретает особое значение в связи с возрастанием в обществе знаний роли образовательной компоненты. Библиотека инновационной модели становится необходимым условием и основой для развития непрерывного образования, образования в течение всей жизни. Включаясь в образовательную систему, она способствует формированию личности, социально адекватной актуальным потребностям общества знаний, способной не только получать, использовать и интерпретировать существующие культурные образцы в русле норм и правил нового общественного этапа, но и создавать новые культурные формы, новое знание.

Культурная функция библиотеки инновационной модели предполагает, прежде всего, распространение культурных образцов, обеспечивающих процесс инкультурации человека, введение его в систему основных ценностно-смысловых и нормативно-регулятивных установок культуры, в том числе информационной, критериев оценок и принципов отбора социально приемлемых форм и способов осуществления деятельности в формирующемся обществе знаний. Она является важным звеном в системе просвещения населения (правового, экологического, художественного, краеведческого).

Реализация культурной функции, с одной стороны, превращает моделируемую библиотеку в социальный институт, гарантирующий воспроизводство национальной и региональной культуры, с другой – она становится местом наиболее интенсивной межкультурной коммуникации, где формируются стандарты понимания иных культур с удержанием их специфики и оригинальности. Другими словами, библиотека инновационной модели обеспечивает существование различных форм знания и коммуникаций.

Ее когнитивная функция отражает участие в процессах управления знаниями и производства нового знания. Она предполагает деятельность моделируемой библиотеки по структурированию и систематизации интегрированного знания (особенно в сетевой электронной среде), а также его обработку и синтезирование. Библиотека инновационной модели задает вектор упорядочивания культурных ресурсов, а также положение культурного текста в существующей традиции. Она ведет разработку эффективных стратегий и методов поиска, структурирования и предоставления знания. Будучи не только организатором знания, но и его творцом, моделируемая библиотека участвует в формировании основного ресурса нового общества знаний, а значит, становится строителем этого нового общества.

В зависимости от приоритетности и степени реализации перечисленных выше функций можно определить принадлежность библиотеки к тому или иному типу. Например, для любой национальной библиотеки в большей степени будет характерно выполнение кумулятивной, мемориальной и когнитивной функции. Именно она отвечает за полноту сбора и сохранение материалов о своей стране и документов, изданных на территории страны. Национальная библиотека участвует в разработке национального коммуникативного формата и национальных классификаций, инициирует и координирует деятельность по созданию сводных электронных каталогов и национальной электронной библиотеки, формирует национальную библиографию.[212]

Для публичной муниципальной библиотеки, ориентированной на обслуживание местного сообщества, приоритетными будут социализирующая и культурная функции. Она заботиться, прежде всего, об удовлетворении социокультурных потребностей своих пользователей, предоставлении доступа к необходимой им социально значимой информации и знаниям, просвещает своих пользователей, способствует повышению их культурного уровня, активно включается в общественную жизнь обслуживаемой территории. Предоставляя пользователям общественно доступную правовую или социально востребованную документированную информацию, публичная муниципальная библиотека выполняет посредническую функцию между властью (государством, органом местного самоуправления) и гражданином. Она помогает населению принимать компетентное участие в обсуждении важных проблем и принятии решений, организует получение самой разнообразной информации и тем самым становится одним из инструментов обеспечения стабильного существования государства и его демократических институтов.[213]

Для крупной научной отраслевой библиотеки приоритетом будет реализация кумулятивной, информационной и когнитивной функций. Она будет аккумулировать, структурировать, предоставлять доступ к знаниям, ориентируясь на потребности, возникающие в ходе решения актуальных задач науки, и выявляя еще не существующее знание.[214]

Библиотека учебного заведения будет ориентирована на выполнение социализирующей и образовательной функций. Ее главная цель – в поддержке учебного процесса, развитии навыков и умений учащихся работать с информацией и знаниями, развитие их творческих качеств.[215]

В структурном отношении библиотека инновационной модели представляет собой единство трех взаимосвязанных компонентов: совокупности документированного знания (библиотечно-информационный ресурс), человека (библиотечный персонал), материально-технических и технологических возможностей для организации доступа к библиотечно-информационному ресурсу и обеспечения его сохранности (помещения, оборудование и технические средства, информационно-коммуникационные технологии).

В отличие от структурно-функциональной модели, предложенной Ю.Н. Столяровым, пользователи библиотеки не входят в предлагаемую в данной работе модель. В своей совокупности они представляют современное общество и поэтому являются внешней средой, диктующей изменения социального института библиотеки.

Библиотечно-информационный ресурс служит основой библиотеки инновационной модели, ее фундаментом в удовлетворении потребностей пользователей в информации и знаниях. Он является общественным достоянием, поэтому доступен любому жителю. Обеспечивая доступ к информации и знаниям, моделируемая библиотека сама создает копии имеющихся в ее распоряжении документов или новые документы и предоставляет их пользователям.

Критерии формирования библиотечно-информационного ресурса определяются с учетом типа библиотеки, ее приоритетных функций, потребностей целевых групп пользователей. Создаваемый по сетевому принципу, он включает не только документы на различных носителях, хранящиеся в фонде одной библиотеки, но и электронные ресурсы других информационных систем, предоставляющих доступ к ним в сети Интернет.

Важная неотъемлемая часть библиотечно-информационного ресурса библиотеки инновационной модели – поисковый аппарат библиотеки, включающий кроме традиционных каталогов, картотек, библиографических изданий библиографические базы данных, отражающие содержание ее документного фонда, общедоступные каталоги других библиотек, а также различные путеводители по сетевым ресурсам Интернет.

Существенное отличие качественных характеристик библиотечно-информационного ресурса библиотеки инновационной модели от библиотек предыдущих исторических периодов оказывает значительное влияние на остальные элементы данной модели. Материально-технические и технологические возможности библиотеки должны соответствовать современному уровню развития информационно-коммуникационных технологий, а библиотечный персонал должен включать специалистов, обладающих специальными знаниями, необходимыми для работы с ними.

Ни какая библиотека, даже электронная, не в состоянии обойтись без библиотечного персонала. Формирование библиотечно-информационного ресурса, его структурирование и хранение, предоставление доступа к нему и его использование организует персонал библиотеки инновационной модели. От него зависит, сможет ли пользователь отыскать необходимое ему знание. Именно библиотечный специалист с помощью своих особых инструментов превращает «открытый» поиск в условиях неопределенности в априорный, исходящий из традиционной разметки пространства знания.[216] Именно он создает атмосферу, включающую человека в «процесс интерпретации» культурных смыслов представленной ему совокупности текстов.[217]

Библиотечный персонал моделируемой библиотеки отличает высокий профессионализм в использовании информационно-коммуникационных и библиотечных технологий, методов когнитологии и менеджмента знаний, педагогических и андрогогических приемов.

Материально-технические и технологические возможности библиотеки инновационной модели обеспечивают доступ к документу, независимо от его местонахождения, позволяют одновременный доступ к ряду удаленных источников информации и взаимодействие с другими людьми в сетевой среде. Только технически интегрированная в информационное пространство библиотека способна обеспечивать обращение и развитие знаний.

Требования, предъявляемые к составным компонентам данной модели, становятся ее ограничениями. Для создания библиотечно-информационного ресурса как единой мировой библиотеки необходимо внести значительные изменения в законодательство об авторском праве, предоставляющие широкие возможности для создания электронных документов и предоставления свободного доступа к ним.

Ограничением для реализации данной модели является также утопичность создания всеобъемлющего и универсального классификатора, позволяющего структурировать любое знание и даже еще не созданное знание и знание о тех предметах, которые еще не выявлены. Библиотека и формирует знаковые пространства, и представляет знание согласно этим схемам. Проблема рубрикации знания, которое не вписывается в принятую систему классификации, значительно затрудняет поиск, а порой приводит к нулевому результату.

Реализация данной модели потребует модернизации библиотек: оснащения новой компьютерной техникой и внедрения информационно-коммуникационных технологий, обучения и переобучения библиотечного персонала для разработки и продвижения новых видов услуг. Необходимость компьютеризации и информатизации библиотек, привлечение высококвалифицированных специалистов потребует больших финансовых вложений, на которые не всегда способно государство даже с высоким социально-экономическим уровнем.

Необходимость поиска дополнительных источников финансирования и как следствие коммерциализация библиотек может привести к возникновению негативных тенденций в сценарии построения открытого общества знаний. Прежде всего, станет невозможным обеспечение равного и свободного доступа всех граждан к информации и знаниям, а значит, возникнет угроза развитию демократии и формированию гражданского общества. С экономической точки зрения, в случае негативного варианта развития будут разрушены уже имеющиеся основы для построения нового общества, потребуется еще больший объем финансовых средств, необходимый для разработки и внедрения новых структур и механизмов, способных обеспечить выполнение поставленных перед обществом задач.

Таким образом, применение описанной модели позволит современной библиотеке участвовать в реализации основных процессов, обеспечивающих воспроизводство знаний: в аккумуляции социально значимых знаний и управлении ими, в организации социокультурных коммуникаций и распространении культурных явлений, в социально-историческом воспроизводстве культурных форм и производстве нового знания.

На основе этих процессов данная модель превращает библиотеку в полифункциональный социальный институт, обеспечивающий не только воспроизводство культурных форм нового общества, но и являющийся его системообразующим фактором. В зависимости от приоритета и степени реализации этих функций определяется тип библиотеки.

Структуру данной модели составляют три взаимосвязанных компонента: библиотечно-информационный ресурс, библиотечный персонал, материально-техническая составляющая библиотеки. Требования, предъявляемые к составным компонентам данной модели, являются факторами ограничения ее реализации.

 


вверх

2.3. Реализация концептуальной модели в региональной библиотеке

 

Мир библиотек огромен. По оценочным данным, на территории нынешних государств-членов Европейского союза имеется 90 000 библиотек,[218] а всего, по данным ЮНЕСКО, в мире насчитывается более полумиллиона пунктов библиотечного обслуживания.[219] Все они едины в реализации общественной миссии библиотеки как социального института, всем библиотекам присущи в той или иной мере сущностные функции. Однако все они разнятся значимостью этих функций и полнотой их содержания.

Особое место в этом мире занимают региональные библиотеки. В данном случае понятие «регион» означает особый тип территории внутри государства, характеризуемый географическим, экономическим и административным единством.

В России региональная библиотека – главная крупнейшая публичная библиотека субъекта Российской Федерации (республики, области, края, округа). В соответствии с Федеральным законом «О библиотечном деле» этим библиотекам присваивается статус центральной библиотеки региона.[220]

Специфика региональной библиотеки всегда определялась региональным масштабом ее деятельности, подчиненностью региональным интересам. Кроме того, отличительными особенностями этих библиотек всегда были: наличие максимально полного и универсального по содержанию фонда; сбор, хранение и предоставление в общественное пользование краеведческих документов и создание краеведческой библиографии, методическое обеспечение работы общедоступных библиотек региона.[221]

Применение модели современной библиотеки формирующегося общества знаний позволяет определить новый вектор развития региональной библиотеки, направленный на удовлетворение новых социальных потребностей, возникающих в контексте формирования общества знаний.

Реализуя кумулирующую функцию, региональная библиотека, прежде всего, формирует и сохраняет документированное знание и информацию о своем регионе, на основе обязательного экземпляра документов создает региональный сегмент национального библиотечно-информационного ресурса. Собирая информационные ресурсы, созданные разными учреждениями и предприятиями региона, информируя о них или предоставляя их пользователям, региональная библиотека участвует в создании информационного пространства своей территории, обеспечивает его целостность.

Организуя и координируя создание регионального распределенного библиотечно-информационного ресурса, она аккумулирует универсальный фонд документов, отражающий современную картину научного знания, обеспечивающий информационную поддержку развития региональной науки и образования.[222]

Вместе с национальными библиотеками региональная библиотека выполняет функции центра сбора общедоступной электронной информации, ее упорядочения, формирования коллекций электронных документов, их записи на компьютерные носители постоянного хранения, а также легитимного тиражирования и распространения этих коллекций.

Выполняя информационную функцию, региональная библиотека выступает для своей территории важным каналом информации о мировых процессах в сфере науки и культуры, устраняя разрыв между информационно богатыми и информационно бедными.[223] Она предоставляет своим пользователям широкий спектр информационных источников: документы на различных носителях из собственного фонда, локальные регулярно обновляемые базы данных других производителей, доступ к традиционным документам и цифровым массивам, существующим за пределами библиотеки. Специалисты библиотеки предлагают пользователям квалифицированное консультирование при поиске информации в киберпространстве. В этом прослеживается продолжение роли информационного посредника в изменившихся условиях.

Региональная библиотека внедряет элементы модели гибридной библиотеки, предоставляющей библиотечно-информационные услуги в автоматизированном режиме, с помощью электронных средств связи и через Интернет, например: электронная доставка документов, выполнение справок, предоставление удаленного доступа к собственным библиотечно-информационным ресурсам. Это позволяет обеспечить доступ к социально значимой информации и знаниям любому жителю региона

В числе важных направлений деятельности региональной библиотеки остается краеведение, определяющее интерес внешнего окружения к любому региону и его информационным ресурсам.

Региональная библиотека занимается «оцифровкой» своих уникальных коллекций краеведческих документов, участвуя в национальных и международных программах создания электронных библиотек. Создание электронных краеведческих ресурсов, организация доступа к ним рассматривается региональной библиотекой как участие в формировании регионального сегмента единого информационного пространства страны. Электронные продукты региональной библиотеки, представленные в сети Интернет, помогают формировать культурный контент, заполнять виртуальное информационное пространство ресурсами на языках, отражающих культуру ее региона.

Кроме формирования текущих и ретроспективных коллекций документов, в том числе электронных изданий, региональная библиотека продолжает выполнять функции аналитико-синтетической обработки документальных потоков с формированием широкого спектра взаимосвязанных научно-информационных продуктов. Она регистрирует документы, поступившие в качестве обязательного экземпляра, создает библиографические, проблемно-ориентированные и полнотекстовые базы данных, мультимедийные издания, прежде всего краеведческого характера.

Региональная библиотека отвечает за формирование регионального сегмента в национальных библиотечно-информационных ресурсах. Участвуя в международных, национальных и межрегиональных проектах, направленных на развитие информационно-знаниевых ресурсов, она преодолевает негативные последствия процессов регионализации, обеспечивает вхождение своего региона в единое мировое информационное пространство.

Производство краеведческого знания и просветительство в области краеведения определяют ее роль в качестве активного субъекта региональной культурной политики, направленной на включение богатейшего документального наследия в образовательную и научную среду территории, на содействие формированию у жителей региона чувства принадлежности к своему региону, поддержку его культурной самобытности. Центральная библиотека региона обеспечивает информационную поддержку регионального компонента в образовательной среде.

Особую ответственность несет региональная библиотека за сохранение культурного наследия региона и обеспечение доступа к нему – в этом воплощается ее мемориальная функция. На ее базе организуется работа по сохранению наследия национальной и региональной книжной культуры: библиографирование, консервация и создание страховых фондов документов, относящихся к особо ценной части коллекций краеведческой литературы и книжных памятников. Библиотека становится координатором работы по выявлению, изучению, введению в научный оборот и сохранению книжных памятников на территории региона.

Социализирующая функция региональной библиотеки получает новое воплощение. Во-первых, она активно развивает деятельность, направленную на формирование информационной культуры личности, включающая консультирование и обучение индивидуальных пользователей, организацию и проведение обучающих семинаров и тренингов, в первую очередь, для специалистов и научных работников. Разъяснение пользователям, каким образом лучше проводить поиск информации, становится одной из главных обязанностей библиотеки. Распространяя информационную грамотность и культуру, региональная библиотека создает возможности для эффективного использования информационных ресурсов, включая информационные и коммуникационные технологии.

Во-вторых, организуемый ею доступ к существующим информационным сетям позволяет каждому гражданину через региональную библиотеку взаимодействовать в интерактивном режиме с другими библиотеками, архивами, музеями, средствами массовой информации, местными и федеральными властями, социальными службами, государственными и частными предприятиями. Библиотека реализует эту возможность для коммуникации внутри профессиональных и научных сообществ и между ними, независимо от их масштаба – будь то узкие или глобальные, построенные по географическому принципу или по принципу единства интересов и целей.

В-третьих, продолжая традиции методического центра, она способствует профессиональной адаптации библиотечных специалистов своего региона к работе в условиях трансформации социального института библиотеки, обеспечивает воспроизводство новых форм библиотечной работы, формированию нового профессионального сознания.

Региональная библиотека – активный участник формирования региональной системы непрерывного библиотечного образования. Она выступает представителем регионального библиотечного сообщества на всероссийских и международных мероприятиях, является транслятором полученных новых профессиональных знаний в профессиональную среду своей территории.

Особое значение региональная библиотека придает развитию культурной функции. Как культурный центр она:

-      развивает и поддерживает изучение, сохранение, распространение и защиту местной культуры;

-      способствует распространению ценностей национальной культуры и знакомству с другими культурами, воспитывает уважение к ним;

-      содействует организации социального межкультурного диалога;

-      создает условия для индивидуального и коллективного творчества.

В рамках культурной функции региональная библиотека своими средствами помогает индивидууму противостоять деструктивным явлениям, привнесенным в жизнь общества процессами глобализации и регионализации. В их числе – проявления национального и регионального сепаратизма; культурная архаика и экспансия так называемой «массовой» культуры; аномия и «черная культура», характеризующаяся разрывом связей между поколениями и безмерным возрастанием потребительских желаний в материальной сфере.

Региональная библиотека занимается распространением краеведческих знаний с целью воспитания любви к родному краю, гордости за его богатое историческое прошлое. Сосредоточенные в ней уникальные краеведческие фонды обладают с этой точки зрения безграничным потенциалом. В стенах региональной библиотеки проходят творческие вечера местных писателей, музыкальные и литературные концерты, художественные выставки профессиональных и самодеятельных художников, презентации новых краеведческих изданий, мероприятия, посвященные местным деятелям культуры и искусства, краеведам, читателям и сотрудникам библиотеки. Она оказывает информационную помощь любителям и профессиональным деятелям искусства, в сотрудничестве с музеями организует выставки произведений признанных народных мастеров, лучших образцов народного искусства.

Региональная библиотека, с одной стороны, содействует формированию и развитию самобытности местной культуры, поддерживает местные культурные традиции, с другой – отражает все многообразие культур, способствуют их продвижению, создает условия для межкультурных коммуникаций, организуя встречи с представителями различных культур, помогая изучать иностранные языки.

Осознание исключительной важности чтения для развития личности, стремление к возрождению и развитию лучших читательских традиций побуждают региональную библиотеку стать инициатором и координатором деятельности по продвижению книги и чтения, интегрируя и вовлекая в нее всех заинтересованных субъектов.

Региональная библиотека является ресурсным центром для библиотек региона. Она стимулирует профессиональную активность других библиотек региона и вовлекает их в реальное сетевое взаимодействие. Региональная библиотека инициирует и координирует деятельность по реализации целого ряда сетевых проектов, направленных на создание информационно-знаниевого ресурса и организацию доступа к нему, активно влияет на формирование региональной библиотечной политики.

Таким образом, реализация современной модели библиотеки формирующегося общества знаний позволяет региональной библиотеке адекватно отвечать на требования, предъявляемые современным общественным развитием, превращает ее в социальный институт, обеспечивающий воспроизводство знания, основного ресурса построения нового общества.

Региональная библиотека обеспечивает свободный доступ к информации и знаниям, достижениям науки и культуры, активно участвует в развитии региональной информационной и коммуникационной инфраструктуры. Формируя фонды краеведческих документов на различных носителях, электронные краеведческие коллекции, региональная библиотека вносит существенный вклад в обеспечение культурного и языкового разнообразия, развитие культурной самобытности и местного контента. Хранящаяся в библиотечных фондах информация становится важным стратегическим ресурсом, а сама библиотека занимает центральное место в процессе интеллектуализации общества, развития региональной науки, образования и культуры. Распространяя информационную грамотность, предоставляя пользователям услуги с использованием как традиционных, так и сетевых информационных технологий, она помогает преодолевать «цифровое неравенство». Способствуя решению актуальных проблем современного общественного развития, региональная библиотека становится катализатором социальных преобразований, определяющим структурным элементом нового общества.

 


вверх

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В соответствии с целью проведенного исследования – сконструировать модель современной библиотеки, адекватной вызовам формирующегося общества знаний – был сделан анализ современных тенденций общественного развития. Он показал, что развитие современного общества характеризуется следующими тенденциями:

-      технологический прогресс, обеспечивший высокий уровень развития информационных технологий, распространение компьютерной техники, вызвал глобальную социальную революцию, имеющую как позитивное, так и негативное влияние на общество;

-      информация и знания становятся главной преобразующей силой современного общества, обеспечивающей дальнейшее развитие человечества;

-      происходит переход в эпоху радикальных изменений основ общественного устройства – трансформации капиталистического общества в общество, основанное на знаниях, поэтому важную роль в современной социальной системе начинают играть институты воспроизводства знаний;

-      процесс утверждения единых мировых стандартов ведет к размыванию границ национальных культур и унификации, которые в свою очередь являются прямой угрозой для существования локальных культур и этносов, а значит, возрастает значение культурных институтов, обеспечивающих развитие культурного контента и сохранение культурной идентичности;

-      неотъемлемой частью сохранения социального статуса личности становится непрерывное образование, результатом которого должно стать умение своевременно находить, получать, адекватно воспринимать и продуктивно использовать новую информацию, поэтому необходимым фундаментом формирования нового общества становится развитие не только информационной и коммуникационной инфраструктуры, а также образования, науки и культуры.

Понимание государствами, социальными группами и индивидами важности циркуляции знания и общественно значимой информации, существующих диспропорций в международных потоках информации, а также возникающих глобальных социальных проблем выдвинуло новую концепцию общественного развития: от информационного общества к обществам знаний.

На основе проведенного анализа можно сделать вывод, что происходящие в обществе изменения являются мощными факторами развития современных библиотек. Они в значительной степени повлияли на выбор миссии и социальных функций, подходов к формированию библиотечно-информационных ресурсов и обслуживания пользователей, к разработке библиотечных технологий и развитию персонала, модернизации традиционных и освоению новых направлений деятельности.

Рассмотрение библиотеки в общекультурном, социальном контексте позволило обнаружить такие свойства, которые являются с одной стороны следствием глобальных перемен, связанных с развитием общества знаний, а с другой – необходимым условием развития библиотеки как социального института воспроизводства знаний.

Анализ происходящих социокультурных трансформаций библиотеки показал, что современная библиотека – это адаптивная многофункциональная, открытая культурно-цивилизационная институция. Библиотека собирает, организует и сохраняет документированное знание, гарантируя устойчивость общественной жизни в случае социальных потрясений. Она формирует и удовлетворяет информационные, образовательные и культурные потребности индивидов, обеспечивая интеграцию их стремлений, действий и интересов, а также устойчивое развитие человеческого общества. Библиотека транслирует культурные нормы и ценности от поколения к поколению, способствуя социальной адаптации и социализации индивидов на протяжении всей жизни.

Библиотека является одной из базовых (исходных) структур социума, поэтому изменения в нем отражаются на библиотеке непосредственно. Общественная миссия библиотеки как социокультурного института определяется характером развития цивилизации.

Происходящие в современном обществе изменения привели к трансформации социальных функций библиотеки. Ее традиционные функции (мемориальная, коммуникационная, информационная, образовательная и культурная) функции обогатились новым содержанием, расширились возможности их реализации. Особую актуальность и развитие получили такие функции библиотеки, как коммуникативная и когнитивная, так как они обеспечивают возможность познавательного процесса, преемственность культурного развития и использование общественного культурного достояния человечества.

Проведенный в ходе исследования анализ показал, что в международных законодательных и концептуальных документах предпринимаются попытки сконструировать адекватные модели библиотеки, выделить ее структурные элементы. В анализируемых документах зафиксированы основные социальные функции современной библиотеки (мемориальная, информационная, социализирующая, образовательная и культурная), в соответствии с которыми библиотеки представлены, с одной стороны, как хранилища знаний и богатейшего культурного наследия, с другой – как источники необходимой социальной информации.

Анализ выявленных российских и зарубежных инновационных моделей библиотек показал, что социальный институт библиотеки продолжает развиваться как наиболее демократический институт современного общества, предоставляющий доступ к информации и знаниям. Эти модели отличаются степенью развитости библиотечных функций, наполнением их конкретным содержанием, механизмами реализации, а также государственными гарантиями практического воплощения этих моделей.

Наиболее полно сущность библиотеки общества знаний раскрывается в финской модели, имеющей многолетний опыт и широкие возможности участия в формировании нового этапа общественного развития. Однако ее существенным недостатком является прагматический подход к библиотеке как сервисному учреждению, что значительно снижает ее социальную роль.

Для существующих моделей российских библиотек характерна гиперболизация информационной функции, связанная с необходимостью технической и технологической модернизации, которая в некоторой степени уравновешивается большей, чем у зарубежных библиотек просветительской направленностью библиотечной деятельности. Практически отсутствует видение библиотеки как социального института, содействующего обращению и развитию накопленного человечеством знания, обеспечивающего сохранение документированного знания как общественного достояния.

На основании проведенного анализа можно заключить, что необходимость поиска новых моделей библиотечного развития, обеспечивающих жизнеспособность социального института библиотеки в контексте построения открытого общества знаний, остается актуальной.

Построение концептуальной модели библиотеки позволило выделить и исследовать в ней те свойства, которые отражают происходящие и прогнозируемые процессы внешнего мира. В рамках предлагаемой модели библиотека участвует в реализации основных процессов, обеспечивающих воспроизводство знаний: в аккумуляции социально значимых знаний и управлении ими, в организации социокультурных коммуникаций и распространении культурных явлений, в социально-историческом воспроизводстве культурных форм и производстве нового знания.

На основе анализа выделенных процессов можно заключить, что моделируемая библиотека представляет собой полифункциональный социальный институт, обеспечивающий не только воспроизводство культурных форм нового общества, но и являющийся его системообразующим фактором.

В рамках исследования предложена структура библиотеки, которую составляют три взаимосвязанных компонента: библиотечно-информационный ресурс, библиотечный персонал, материально-техническая составляющая библиотеки; сформулированы требования, предъявляемые к составным компонентам данной модели.

Применение предлагаемой модели библиотеки формирующегося общества знаний позволило определить новый вектор развития региональной библиотеки, обеспечивающий ее адекватность требованиям, предъявляемым современным общественным развитием, превращающий ее в социальный институт воспроизводства знания как основного ресурса построения нового общества.

 


вверх

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Акилина, М.И. Информационная функция как понятие / М.И. Акилина // Библиотека. – 1999. – № 10. – С. 30-32.

2. Акилина, М.И. О критериях отнесения библиотеки к документным и информационным учреждениям / М.И. Акилина // Библиотечное дело на пороге XXI века : тез. докл. и сообщений международ. науч. конф. (Москва, 15-16 апр.1998 г.). – М., 1998. – Ч. 1. – С. 16.

3. Акилина, М.И. Публичные библиотеки: тенденции обновления / М.И. Акилина, С.Г. Матлина // Библиотековедение. – 2001. – № 2. – С. 13-18.

4. Акилина, М.И. Типологические функции универсальной научной: тенденции изменений / М.И. Акилина // Библиотека. – 1998. – № 11. – С. 31-33.

5. Акилина, М.И. Философия современной библиотеки / М.И. Акилина // Библиотековедение. – 1996. – № 4-5. – С. 91-101.

6. Александрийский манифест о библиотеках : Информационное общество в действии : принят ИФЛА 11 нояб. 2005 г. в Александрийской б-ке, Александрия, Египет // Информационный бюллетень РБА. – 2006. – № 37. – С. 46-48.

7. Алимаева, О.И. Библиотека в современном образовательном пространстве / О.И. Алимаева // Современная библиотека: традиции и инновации : сб. науч. тр. – Саратов, 2005. – С. 30-34.

8. Алимаева, О.И. Библиотеки и музеи как социокультурные институты в эпоху глобализации / О.И. Алимаева // Современная библиотека : традиции и инновации : сб. науч. тр. – Саратов, 2005. – С. 10-14.

9. Армс, В. Электронные библиотеки / В. Армс. – Люберцы : ПИК ВИНИТИ, 2002. – 274 с.

10.           Багрова, И.Ю. Есть ли у библиотеки будущее в XXI веке / И.Ю. Багрова // Библиотековедение. – 1999. – № 1. – С. 138-151.

11.           Багрова, И.Ю. Национальные библиотеки и проблемы развития библиотечного дела за рубежом в конце XX – начале XXI века : обзоры, рефераты и пер. англояз. лит. / И.Ю. Багрова. – М. : Пашков дом, 2004. – 498 c.

12.           Багрова, И.Ю. Электронная библиотека: по материалам англоязычной печати 2000-2004 гг. / И.Ю. Багрова // Библиотековедение. – 2005. – № 4. – С. 50-57.

13.           Бакленд, М. Модернизация библиотечного дела : манифест / М. Бакленд. – М.: О. Г. И., 2001. – 268 с.

14.           Бахметьев А.В. Социальные факторы формирования информационного общества / А.В. Бахметьев; Ин-т социал.-полит. исслед. РАН, Фонд поддержки ученых «Науч. перспектива». – М. : Ин-т социал.-полит. исслед. : Фонд поддержки ученых «Науч. Перспектива», 2003 (ПИК ВИНИТИ). – 272 с.

15.           Бачалдин, Б.Н. Что и как осмысливать библиотековедам? / Б.Н. Бачалдин, Л.Н. Инькова // Библиотековедение. – 1993. – № 5/6. – С. 72-79.

16.           Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество : Опыт социального прогнозирования / Д. Белл; пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. – М.: Academia, 1999. – 783 с.

17.           Берглунд, Ш. Публичные библиотеки в Швеции / Ш. Берглунд // Проект «Библиотечная школа Баренцева региона : сб. материалов. – Архангельск, 1999. – С. 70-76.

18.           Бердяев, Н.А. Человек и машина / Н.А. Бердяев // Философия творчества, культуры и искусства : в 2 т. – [Т.] 1. – М.: Искусство, 1994. – 541 с.

19.           Берестова, Т.Ф. Государственная информационная политика – инструмент обеспечения единства информационного пространства / Т.Ф. Берестова // Научные и технические библиотеки. – 2006. – № 8. – С. 15-28.

20.           Берестова, Т.Ф. Общедоступная библиотека как часть информационного пространства : теоретико-методологические аспекты : монография / Т.Ф. Берестова; Моск. гос. ун-т культуры и искусств, Челябинская гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск : Челябинская гос. акад. культуры и искусств, 2004. – 461 с.

21.           Берестова Т.Ф. Общедоступная муниципальная библиотека в едином информационном пространстве : науч.-метод. пособие / Т.Ф. Берестова. – М. : Либерея-Бибинформ, 2005. – 287 с.

22.           Библер, В. От науковедения — к логике культуры. Два философских введения в двадцать первый век / В. Библер. – М., 1991. – 292 с.

23.           Библиотека как традиция и библиотечные традиции // Библиотековедение. – 2000. – № 6. – С. 94-100.

24.           Библиотека. Население. Информация : Опыт публичных библиотек США. – М., 1998. – 178 с.

25.           Библиотеки и библиотечное дело США : комплексный подход / Р.С. Гиляревский, Ю.П. Нюкша, Б.П Каневский и др.; под ред. В.В. Попова. – 2-е изд., испр. – М. : НПО «Информ-система», 1993. – 295 с.

26.           Библиотечная профессия в зеркале информационного общества : материалы Всерос. электрон. науч.-практ. конф. (27 мая 2001 г. – 27 мая 2002 г.) / [науч. ред. и сост. Р.У. Багаева]. – Казань : Милли китап; М. : ООО Партуэль, 2002. – 184 с.

27.           Библиотечный закон: Закон Финляндии № 235 от 21 марта 1986 г. с поправками 134/09.02.1990 и 725/03.08.1992 // Библиотека и закон : юрид. журнал-справ. – 1998. – № 5. – С. 96-98.

28.           Библиотечный устав: [устав библиотек Финляндии] № 1311 от 11 дек. 1992 г. // Библиотека и закон : юрид. журнал-справ. – 1998. – № 5. – С. 98-99.

29.           Богатырева, Т.Г. Государство и культура в условиях глобально-локальной экономики / Т.Г. Богатырева // Вестник Московского университета : Сер. 18. Социология и политология. – 2002. – № 4. – С. 61-73.

30.           Борисов, В. «Идеальный библиотекарь» / В. Борисов // Альманах библиофила. – М. : Книга, 1979. – Вып. 6. – С. 201-206.

31.           Борхес, Х.Л. Письмена Бога / Х.Л. Борхес. – М. : Республика, 1992. – 510 с.

32.           Бруева, Т.А. Библиотека: эволюция миссии / Т.А. Бруева, Ю.В. Жолобов // Библиотечное дело – 2001 : российские библиотеки в мировом информационном и интеллектуальном пространстве : тез. докладов 6-й международ. науч. конф. (26-27 апр. 2001 г.). – М., 2001. – Ч. 1. – С. 8-9.

33.           Бубекина, Н.В. Размышления об образовательной функции библиотек / Н.В. Бубекина // Библиотековедение. – 2000. – № 5. – С. 29-36.

34.           Бургер, И.П. Организационная структура вузовской библиотеки в условиях формирования информационного общества : дис. ...канд. пед. наук : 05.25.03 / И.П. Бургер; Южно-Урал. гос. ун-т. – Новосибирск, 2001. – 274 с.

35.           Бурдье, П. Социология политики : [пер. с фр.] / П. Бурдье. – М. : Sоcio-Logos, 1993. – 333 с.

36.           Валлах, Р. Out of the box: научные библиотеки в США / Р. Валлах; пер. А. Нестерова // Новое литературное обозрение. – 2005. – № 74. – С. 533-542.

37.           Ванеев, А.Н. Библиотечное дело. Теория. Методика. Практика / А.Н. Ванеев; СПбГУКИ. – СПб. : Профессия, 2004. – 367 с.

38.           Ванеев, А.Н. Развитие библиотековедческой мысли в России (XI – начало XX в.) / А.Н. Ванеев.- М. : Пашков дом, 2003. – 304 с.

39.           Ванеев, А.Н. Философия библиотеки как теоретико-методологическая база библиотековедческих исследований / А.Н. Ванеев // Анис (Душанбе). – 1999. – № 3-4. – С.12-20.

40.           Ванеев, А.Н. Философия библиотеки в теоретическом наследии Николая Федоровича Федорова / А.Н. Ванеев // Библиотековедение. – 2001. – № 3. – С. 80-90.

41.           Васильченко, Н.П. Модель библиотеки как социальной организации / Н.П. Васильченко // Научные и технические библиотеки. – 2002. – № 7. – С. 29-33.

42.           Ващекин, Н.П. Информатизация общества как феномен культуры : сб. науч. тр. / Н.П. Ващекин; отв. ред. И.С. Ладенко. – Новосибирск, 1990. – С. 24-49.

43.           Викулова, В.П. Основные источники получения знаний в современном обществе / В.П. Викулова // Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса [Электронный ресурс] : материалы 13-й международ. конф. «Крым 2006». – М. : ГПНТБ России, 2004. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM).

44.           Володин, Б.Ф. Доступ к информации – для всех : Публичные библиотеки Финляндии / Б.Ф. Володин // Библиотечное дело. – 2003. – № 1. – С. 34-36.

45.           Володин, Б.Ф. Научная библиотека в контексте научной, образовательной и культурной политики : Исторический опыт Германии / Б.Ф. Володин; Рос. нац. б-ка. – СПб. : Изд-во Рос. нац. б-ки, 2002. – 200 с.

46.           Вормел, И. Придание новых качеств найденной информации : Вызов работникам в области библиотековедения и информатики / И. Вормел // Международный форум по информатике. – 2000. – Т. 25. – № 4. – С. 23-29.

47.           Вохрышева, М.Г. Процесс развития современных библиотек с позиции синергетики / М.Г. Вохрышева, Т.М. Кузьмишина // Научные и технические библиотеки. – 2003. – № 6. – С. 4-13.

48.           Всемирный Саммит по информационному обществу : сб. документов / сост. Е.И. Кузьмин, В.Р. Фирсов. – СПб., 2004. – 135 с.

49.           Гаккель, М.М. Изучение читателей в технических библиотеках : учеб. пособие по курсу «Работа с читателями в технических библиотеках» / М.М. Гаккель; Ленингр. гос. ин-т культуры им. Н.К. Крупской. – Л., 1972. – 41 с.

50.           Галлимор, А.С. Стратегия развития библиотеки в информационном обществе / А.С. Галлимор // Научные и технические библиотеки. – 1998. – № 5. – С. 3-19.

51.           Гениева, Е.Ю. Библиотека как центр межкультурной коммуникации / Е.Ю. Гениева. – М. : РОССПЭН, 2005. – 206 с.

52.           Гениева, Е.Ю. Концептуальные модели библиотеки / Е.Ю. Гениева // Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса [Электронный ресурс] : материалы 13-й международ. конф. «Крым 2006». – М. : ГПНТБ России, 2006. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM).

53.           Гениева, Е.Ю. Культура как способ разрешения конфликтов : роль библиотек / Е.Ю. Гениева // Научные и технические библиотеки. – 2006. – № 1. – С. 43-59.

54.           Гениева, Е.Ю. Новая педагогика и новая этика в библиотеке / Е.Ю. Гениева // Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса [Электронный ресурс] : материалы 13-й международ. конф. «Крым 2006». – М. : ГПНТБ России, 2004. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM).

55.           Гиляревский, Р.С. Научная библиотека в эпоху электронных коммуникаций / Р.С. Гиляревский // Научные и технические библиотеки. – 1998. – № 7. – С. 3-12.

56.           Глухов, В.В. Совершенствование управления библиотекой при открытом доступе к образовательным информационным ресурсам в распределенной библиотечной сети вузов / В.В. Глухов и др. // Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса [Электронный ресурс] : материалы Конференции «Крым 2004». – М. : ГПНТБ России, 2004. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM). – Систем. требования : WINDOWS. – Загл. с этикетки диска.

57.           Головко, С.И. Социально-культурные функции библиотечной профессии / С.И. Головко // Библиотековедение. – 2004. – № 6. – С. 32-38.

58.           Гончаров С.3. Аксиологические и креативно-антропологические основы воспитания / С.3. Гончаров // Экономика и культура : межвузов. сб. / под ред. К.П. Стожко, Н.Н. Целищева. – Екатеринбург, 2003. – С. 255-275.

59.           Городищева, А.Н. Информация и компьютеризация общества : Социально-философский анализ : автореф. дис. ...канд. филос. наук : 09.00.11 / А.Н. Городищева; Сиб. гос. аэрокосмический ун-т. – Красноярск, 2002 – 24 с.

60.           Горчицкая, Е.А. Наш статус меняется. В каком направлении? / Е.А. Горчицкая // Библиотека. – 2004. – № 2. – С. 56-58.

61.           Гребениченко, В. Современная библиотека как электронный информационный центр / В. Гребениченко // Информационные ресурсы России. – 1999. – № 5. – С.30-31.

62.           Гудков, Л. Российские библиотеки в системе репродуктивных институтов : контекст и перспективы / Л. Гудков, Б. Дубин // Новое литературное обозрение. – 2005. – № 74. – С. 166-202.

63.           Гусева, Л.Н. Концепции деятельности библиотек / Л.Н. Гусева // Научные и технические библиотеки. – 1997. – № 10. – С. 3-15.

64.           Гуссерль, Э. Идеи чистой феноменологии и феноменологической философии / Э. Гуссерль; пер. с нем. А.В. Михайлова. – Кн. 1 – М. : Дом интеллектуал. кн., 1999. – 467 с.

65.           Давыдова, И.А. Библиотека как участник информационного производства / И.А. Давыдова // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире: новые технологии и новые формы сотрудничества : тр. конф. / 10-я юбил. междунар. конф. «Крым 2003». – М.: ГПНТБ России, 2003. – Т. 1. – С. 207-209.

66.           Давыдова, Л.В. Гибридные библиотеки Финляндии / Л.В. Давыдова, Л.И. Латкина // Библиотековедение. – 2005. – № 6. – С. 96-103.

67.           Дворкина, М.Я. Библиотека: традиции и изменения в контексте социальных и культурных реалий / М.Я. Дворкина // Культура: от информации к познанию : тезисы и сообщения / 4-е Румянцевские чтения, г. Москва, 2003 г. – М., 2003. – С. 62-66.

68.           Дворкина, М.Я. Библиотечное обслуживание : новая реальность: лекции / М.Я. Дворкина; МГУКИ. – М. : Профиздат, 2000. – 48 с.

69.           Декларация о библиотеках, информационных службах и интеллектуальной свободе / ИФЛА // Вестник Библиотечной Ассамблеи Евразии : науч.-практич. журнал. – 2003. – № 3. – С. 10.

70.           Демидов, А. На пути к «электронному государству»: Проблемы доступа к информации в России / А. Демидов // Библиотечное дело. – 2006. – №  5. – С. 2-6.

71.           Демидов, А. Через библиотеки – к знаниям / А. Демидов // Читаем вместе. – 2006. – № 6. – С. 36.

72.           Добко, Т.В. СБО в электронную эру: доминирование навигаторской функции / Т.В. Добко // Библиография. – 2004. – № 1. – С. 11-16.

73.           Дракер, П. Посткапиталистическое общество / П. Дракер // Новая постиндустриальная волна на Западе : антология. – М.: Academia, 1990. – С. 70-100.

74.           Дука, С.И. Информационное общество : Социогуманитарные аспекты: монография / С.И. Дука. – СПб. : Изд-во СПб. ун-та, 2004. – 169 с.

75.           Еременко, Т.В. Вузовская библиотека в современной информационно-образовательной среде : Опыт сравнительного библиотековедческого исследования : дис. …д-ра пед. наук : 05.25.03 / Т.В. Еременко. – М., 2004. – 421 с.

76.           Ершова, Т.В. Информационное общество и библиотека / Т.В. Ершова // Общество и книга : от Гутенберга до Интернета / Ин-т философии РАН. – М.: Традиция, 2000. – С. 265-274.

77.           Ершова, Т.В. Информационное общество и будущее библиотеки / Т.В. Ершова // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире : новые технологии и новые формы сотрудничества : материалы 4-й международ. конф. «Крым 97» (7-15 июня 1997 г.). – М., 1997. – Т. 1. – С. 45-47.

78.           Ершова, Т.В. Усиление роли публичной библиотеки в информационном обществе / Т.В. Ершова // Научные и технические библиотеки. – 1999. – № 1. – С. 71-76.

79.           Жабко, Е.Д. Обучающая библиотека как прототип библиотеки будущего / Е.Д. Жабко // Научные и технические библиотеки. – 1997. – № 12. – С. 36-42.

80.           Жадько, Н.В. Анализ сущностных характеристик библиотеки как социокультурного института / Н.В. Жадько // Библиотековедение. – 1996. – № 3. – С. 54-64.

81.           Зайнуллин, Ш.Р. Электронные библиотеки : Современное состояние и перспектива развития / Ш.Р. Зайнуллин, В.П. Бережная // Университетская книга. – 2004. – № 10 (95). – С. 28-30.

82.           Зайцев, В.Н. Информатизация как инструмент формирования гражданского общества / В.Н. Зайцев // Библиотековедение. – 2005. – № 1. – С. 25-29.

83.           Зверевич, В.В. Типологическая модель современной университетской библиотеки и ее реализация в Европейском университете в Санкт-Петербурге / В.В. Зверевич, Г.Д. Кармишенская // Научные и технические библиотеки. – 1998. – № 2. – С. 36-39.

84.           Зефельдт, Ю. Двери в прошлое и в будущее – библиотеки в Германии / Ю. Зефельдт, Л. Сире; предисл. и послесл. Г. Руппельта; пер. Г. Исаевой. – Хильдесхайм; Цюрих; Нью-Йорк, 2005. – 112 с.

85.           Игнатьев, В.И. Информационное общество как объект социологической теории // Социально-гуманитарные исследования : сб. науч. тр. / В.И. Игнатьев. – Новосибирск, 2001. – С. 4-10.

86.           Измайлова, Р.У. Библиотека и общество / Р.У. Измайлова // Вестник ТИСБИ. – 2000. – № 1. – С. 15-17.

87.           Иноземцев, В.Л. За пределами экономического общества : Постиндустриальные теории и постэкономические тенденции в современном мире / В.Л. Иноземцев. – М.: Academia, 1998. – 619 с.

88.           Информационно-библиотечная сфера : международные акты и рекомендации : сб. справоч.-норматив. и рек. материалов. – М. : Либерея, 2001. – 272 с.

89.           Ильяева, И.А. Миссия библиотек в современном мире : монография / И.А. Ильяева, В.Н. Маркова. – Белгород : Изд-во Белгород. гос. технол. ун-та, 2004. – 301 с.

90.           Информационные технологии в библиотеках и информационное общество : сб. науч. тр. ГПНТБ России / М-во промышленности, науки и технологий Российской Федерации; Гос. публич. науч.-техн. б-ка России; [отв. ред. Я.Л. Шрайберг]. – М. : ГПНТБ России, 2001. – 95 с.

91.           Каптерев, А.И. Информатизация социокультурного пространства / А.И. Каптерев. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2004. – 512 с.

92.           Каптерев, А.И. Менеджмент знаний: от теории к технологиям : науч.-метод. пособие / А.И. Каптерев. – М. : Либерея-Бибинформ, 2005. – 296 с.

93.           Карташов, Н.С. Общее библиотековедение : в 2 ч. / Н.С. Карташов, В.В. Скворцов– М. : Изд-во Моск. гос. ун-та культуры, 1996-1997.

94.           Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / М. Кастельс; пер. с англ. под науч. ред. О.И. Шкаратана; Гос. ун-т. Высш. шк. экономики. – М., 2000. – 606 с.

95.           Кастельс, М. Становление общества сетевых структур / М. Кастельс // Новая постиндустриальная волна на Западе: антология / под ред. В.Л. Иноземцева. – М. : Academia, 1990. – С. 492-505.

96.           Китинг, М. Новый регионализм в Западной Европе / М. Китинг // Логос. – 2003. – № 6 (40). – С. 67-116.

97.           Клейнер, Г.Б. Становление общества знаний в России: социально-экономические аспекты / Г.Б. Клейнер // Общественные науки и современность. – 2005. – № 3. – С. 56-69.

98.           Ключи от XXI века : сб.ст. : пер.с француз. / Организация Объединен. наций по вопросам образования, науки и культуры; Бюро ЮНЕСКО в г. Москве по Азербайджану, Армении, Беларуси, Грузии, Республике Молдова и Российской Федерации; Рос. гос. б-ка. – М., 2004. – 317 с.

99.           Коготков, С.Д. Формирование информационных потребностей / С.Д. Коготков // Научная и техническая информация. – Сер. 2. Информационные процессы и системы. – 1986. – № 2. – С. 1-7.

100.       Кожевникова, Е.С. Информатизация библиотек: проблемы и перспективы : социально-психологический аспект / Е.С. Кожевникова // Научные и технические библиотеки. – 2001. – № 10. – С. 34-38.

101.       Кокаревич, М.Н. Концептуальное моделирование в социальной философии / М.Н. Кокаревич. – Томск : Изд-во Том. гос. архит.-строит. ун-та, 2003. – 251 с.

102.       Коробкина, Т.Е. Программа развития публичных библиотек : Московский опыт оптимизации библиотечного обслуживания населения / Т.Е. Коробкина // Справочник руководителя учреждения культуры. – 2006. – № 3. – С. 53-62.

103.       Костенко, Л.И. Функции и статус библиотеки информационного общества / Л.И. Костенко, М.Б. Сорока // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире: новые технологии и новые формы сотрудничества. Тема 2002 года : Электронные информационные ресурсы и социальная значимость библиотек будущего : тр. конф. / 9-я международ. конф. «Крым 2002». – М. : ГПНТБ России, 2002. – Т. 2. – С. 743-746.

104.       Красовский, С.В. Библиотека в информационном обществе : автореф. дис. …канд. пед. наук : 05.25.03 / С.В. Красовский; СПб. гос. ин-т культуры. – СПб., 1993. – 17 с.

105.       Кроттмайер, Х. Будущее цифровых библиотек / Х. Кроттмайер // Международный форум по информации. – 2004. – Т. 29. – № 4. – С. 10-15.

106.       Крымская, А.С. Управление знаниями – перспективная технология для библиотечно-информационных работников / А.С.  Крымская // Научные и технические библиотеки. – 2005. – № 9. – С. 10-15.

107.       Кудряшова, Г.Ю. Эволюция миссии библиотек отечественных высших учебных заведений: монография / Г.Ю. Кудряшова. – Екатеринбург : ГОУ ВПО УГТУ-УПИ, 2004. – 171 с.

108.       Куликова, Л.В. Управление и экономика библиотек в переходный период / Л.В. Куликова, Н.В. Могилевер. – СПб., 1994. – С. 35-42.

109.       Культура и образование в информационном обществе: материалы международ. науч. конф., Краснодар, 16-18 сент. 2003 г. / [науч. ред.: И.И. Горлова и др.]. – Краснодар : Краснод. гос. ун-т культуры и искусств, 2003. – 434 с.

110.       Культурное и языковое разнообразие в информационном обществе : информационное издание / Министерство культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации, Российский комитет Программы ЮНЕСКО «Информация для всех», Рос. нац. б-ка; [подгот. Е.И. Кузьминым и В.Р. Фирсовым]. – СПб.: РНБ, 2004. – 96 с.

111.       Леманн, К.-Д. Информационная магистраль и культурное наследие / К.-Д. Леманн // Научные и технические библиотеки. – 1996. – № 4. – С. 38-46.

112.       Леонов, В.П. Пространство библиотеки : Библиотечная симфония / В.П. Леонов; Б-ка РАН. – М. : Наука, 2003. – 123 с.

113.       Лещинская, В.В. Перспективы развития библиотек в информационном обществе XXI века [Электронный ресурс] / В.В. Лещинская // Режим доступа : www.conf.cpic.ru/upload/eva2004/reports/doklad_325.doc.

114.       Личутин, А. «Нить Ариадны» в мире знаний : В поиске новых форм социальной навигации / А. Личутин, М. Опенков // Библиотечное Дело. – 2006. – № 6 (42). – С. 22-26.

115.       Ловецкая, А.Г. Информационное общество: динамический портрет, тенденции развития : Социально-философский анализ : дис. …канд. филос. Наук : 09.00.11 / А.Г. Ловецкая. – Тула, 2004. – 151 с.

116.       Лысикова, Н.П. Место и роль библиотеки в культурно-образовательном пространстве / Н.П. Лысикова, Е.А. Федорова // Современная библиотека : традиции и инновации : сб. науч. тр. – Саратов, 2005. – С. 56-60.

117.       Лысикова, Н.П. Современная библиотека как социокультурный институт в условиях рыночных преобразований в России / Н.П. Лысикова // Современная библиотека : традиции инновации : сб. науч. тр. – Саратов, 2005. – С. 5-10.

118.       Любаров, В.М. Прогноз трендов развития общества для разработки стратегий в области познания, образования, накопления знаний и библиотечного дела / В.М. Любаров // Научные и технические библиотеки. – 2005. – № 4. – С. 31-38.

119.       Майхилл, М. Настоящее и будущее использования информационных технологий в библиотеках Великобритании / М. Майхилл // Библиотека в эпоху перемен (философско-культурологические и информационные аспекты) : информационный сб. (дайджест). – Вып. 4 (28). Профессиональные коммуникации в информационном обществе / Рос. гос. б-ка, Информкультура. – М., 2005. – С. 122-128.

120.       Мальковская, И.А. Вызовы глобализации : [фрагмент кн.] / И.А. Мальковская // Многоликий Янус открытого общества : опыт критического осмысления ликов общества в эпоху глобализации / И.А. Мальковская. – М. : КомКнига, 2005. – С. 91-97.

121.       Манилова, Т.Л. Серьезная заявка / Т.Л. Манилова // Библиотековедение. – 1994. – № 2. – С. 31.

122.       Манифест ИФЛА об Интернет // Информационный бюллетень РБА. – 2006. – №  37. – С. 48-49.

123.       Манифест о публичной библиотеке ИФЛА/ЮНЕСКО // Через библиотеки – к будущему : сб. материалов по формированию детско-юношеской информационной политики : по материалам. конф. Программы ЮНЕСКО «Информация для всех». – Ч. 1. – М. : Школьная библиотека, 2004. – С. 156-159.

124.       Манифест публичных библиотек (г. Оейрас), проект PULMAN, программа «Электронная Европа» // Публичные библиотеки в век цифровой информации : рекомендации проекта PULMAN Европейской Комиссии. – М. : ФАИР-ПРЕСС, 2004. – С. 405-410.

125.       Манифест Российской Библиотечной Ассоциации (РБА) о публичной библиотеке // Информационный бюллетень РБА. – 2003. – № 27. – С. 41-42.

126.       Маркова, В.Н. К вопросу о динамике социокультурных функций в деятельности библиотеки / В.Н. Маркова // Синергетика в современном мире : сб. материалов международ. науч. конф. в г. Белгороде. – Ч. 3. – Белгород : Изд-во БелГТАСМ, 2001. – С. 148-155.

127.       Маркова, Т.Б. Библиотека как феномен культуры : автореф. дис. …канд. филос. наук : 09.00.13 / Т.Б. Маркова. – СПб., 1999. – 20 с.

128.       Марцева, Л.М. Концепция библиотеки информационного общества : социально-философский аспект / Л.М. Марцева, И.А. Фалалеева.// Личность. Культура. Общество. – 2006. – Вып. 1 (29). – С. 254-265.

129.       Математические методы в социологическом исследовании : [сб. статей] / АН СССР, Ин-т социол. исслед. – М. : Наука, 1981 – 334 с.

130.       Матлина, С.Г. Заметки на полях «Философских статей» в журнале «Библиотековедение» / С.Г. Матлина // Библиотековедение. – 1996. – № 4/5. – С. 101-110.

131.       Матлина, С.Г. Публичная библиотека как феномен культуры / С.Г. Матлина // Технологии информационного общества и культура [Электронный ресурс] : международ. конф. и проекты / Центр ПИК. – М., 2006. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM).

132.       Матлина, С.Г. От модельных – к модальным сельским библиотекам / С.Г. Матлина, Н.А. Козин // Информационный бюллетень РБА. – 2005. – № 36. – С. 35-39.

133.       Межуев, В.М. Культура и образование / В.М. Межуев // Безопасность Евразии. – 2001. – № 3. – С. 323-337.

134.       Мелентьева Ю.П. Объект современного библиотековедения / Ю.П. Мелентьева // Библиотековедение. – 2004. – № 6. – С. 26-31.

135.       Мелентьева Ю.П. Публичные центры правовой информации : новые возможности библиотечного обслуживания / Ю.П. Мелентьева. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2004. – 96 с.

136.       Модельный библиотечный кодекс для государств – участников СНГ (часть первая) // Библиотека и закон : Док., коммент., консультации, юрид. советы на каждый день: справ. – М., 1996.– Вып. 1.– С. 86-96.

137.       Модельный стандарт деятельности публичной библиотеки / Рос. библ. ассоц. – Новоуральск : Центр. гор. б-ка, 2002. – 23 с.

138.       Моисеев, Н.Н. Математика в социальных науках / Н.Н. Моисеев // Математические методы в социологическом исследовании. – М., 1981. – 543 с.

139.       Монтвилов, В. Равноправие в киберпространстве. Многоязычие информационного общества / В. Монтвилов // Библиотечное дело. – 2004. – № 6. – С. 6-9.

140.       Мотульский, Р.С. Библиотека в социуме: предназначение и функции / Р.С. Мотульский // Библиотековедение. – 2002. – № 5. – С. 19-24.

141.       Мотульский, Р.С. Вечна ли библиотека? / Р.С. Мотульский // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире: новые технологии и новые формы сотрудничества. Тема 2001 года : Производители и пользователи печатной и электронной информации на пути к информационному обществу : тр. 8-й межднарод. конф. «Крым–2001», г. Судак (Украина), 9-17 июня 2001 г. – М. : ГПНТБ России, 2001. – Т. 1. – С. 49-50.

142.       Мотульский, Р.С. Общее библиотековедение : учеб. пособие для вузов / Р.С. Мотульский. – М.: Либерея, 2004. – 223 с.

143.       Мотульский, Р.С. Теория библиотечного дела / Р.С. Мотульский. – Минск, 1993. – 210 с.

144.       Мурзинова, В.В. Развитие мемориальной функции публичной библиотеки / В.В. Мурзинова // Информационный бюллетень РБА. – 2005. – № 36. – С. 48-50.

145.       Национальная программа сохранения библиотечных фондов Российской Федерации. – М., 2000. – 77 с.

146.       Нечаев, В.В. Интеллект – стратегический ресурс информационного общества / В.В. Нечаев, А.В. Дарьин // Проблемы информатизации. – 2001. – № 1. – С. 37-41.

147.       Нечипоренко, В.П. Некоторые проблемы перехода к информационному обществу / В.П. Нечипоренко // Библиотечное дело – 2001 : российские библиотеки в мировом информационном интеллектуальном пространстве. – М., 2001. – Ч. 1. – С. 30-32

148.       Новое тысячелетие: библиотека, чтение, юношество : Тема 2002 года : «Электронная Россия: юношеские библиотеки, молодежь, чтение в открытом информационном обществе» : материалы 3-й Всерос. творч. лаборатории юнош. библиотек, Анапа, Краснодар. край (8-14 сент. 2002 г.) / [сост.: С.Н. Фоменко]. – Краснодар : Краснодар. краевая юношеская б-ка, 2003. – 200 с.

149.       Нормативно-правовое обеспечение деятельности библиотек в зарубежных странах : сб. материалов / сост. Е. Кузьмин, В. Фирсов. – М. : Либерея, 2003. – 212 с.

150.       О библиотечном деле : Федеральный закон Российской Федерации от 29 дек. 1994 г. № 78-ФЗ // Библиотека и закон : справ. – М. : Либерея, 1996. – С. 42-52.

151.       Об информации, информационных технологиях и о защите информации : Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ // Российская газета. – 2006. – 29 июля (№ 165).

152.       Об обязательном экземпляре документов [Электронный ресурс] : Федеральный закон Российской Федерации от 29 дек. 1994 г. № 77-ФЗ (с изм. от 27 дек. 2000 г., 11 февр., 24 дек. 2002 г., 23 дек. 2003 г., 22 авг. 2004 г.) // Режим доступа : www.mkmk.ru/datadocs/law/77_fz.rtf.

153.       Омаров, К.О. К развитию поликультурной образовательной деятельности библиотек / К.О. Омаров // Библиотековедение. – 2006. – № 1. – С. 26-31.

154.       Опенков, М.Ю. Библиотека как модель культуры / М.Ю. Опенков // Экология культуры : информационный бюллетень – 2005. – № 3 (37). – С. 108-114.

155.       Ортега-и-Гассет, Х. Миссия библиотекаря / Х. Ортега-и-Гассет // Человек читающий. Homo Legens / сост. С.И. Бэлза. – М. : Прогресс, 1990. – С. 307-325.

156.       Остапов, А.И. Библиотека как когнитивно-компенсаторный механизм социума / А.И. Остапов // Библиотечное дело и проблемы информатизации общества : тез. докладов международ. науч. конф., Москва, 27-28 апр. 1999 г. / Моск. гос. ун-т культуры, Центр. науч. сельскохоз. б-ка, отд. библиотековедения Междунар. акад. информатизации и др.– М., 1999.– Ч. 1.– С. 45-47.

157.       Остапов, А.И. Библиотека в контексте коммуникативно-познавательных потребностей: когнитивный подход : дис. ...д-ра пед. наук : 05.25.03 / А.И. Остапов; Краснодар. академия культуры и искусств. – Краснодар, 1998. – 337 с.

158.       От информационного общества к обществам знания / ЮНЕСКО // Новости Российского Комитета ИФЛА. – 2003. – № 46. – С. 10-12.

159.       Паршукова, Г.Б. Информационно-библиотечная среда образовательного пространства региона (на примере Новосибирской области) : монография / Г.Б. Паршукова; Гос. публ. науч.-техн. б-ка СО РАН. – Новосибирск, 2004. – 223 с.

160.       Плотинский, Ю.М. Модели социальных процессов : учеб. пособие для высших учеб. заведений / Ю.М. Плотинский. – 2 изд., перераб. и доп. – M. : Логос, 2001. – 296 с.

161.       Покровская, Н.Н. Глобализация и регионализация / Н.Н. Покровская // Личность и культура. – 2004. – № 1. – С. 18-19.

162.       Положение о библиотечном деле в СССР // Справочник библиотекаря. – М., 1985. – С. 5-14.

163.       Полознев, Д.Ф. О стратегии развития (концепции деятельности) областной научной библиотеки / Д.Ф. Полознев // Информационный бюллетень РБА. – 2005. – № 36. – С. 9-11.

164.        О повышении роли библиотек и коммунистическом воспитании трудящихся и научно-техническом прогрессе : Постановление ЦК КПСС // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и Пленумов ЦК. – М., 1978. – С. 383-393;

165.       Публичные библиотеки в зарубежных странах : информационный сб. – СПб. : Рос. нац. б-ка, 2003. – 112 с.

166.       Раввинский, Д. Не быть увядающей фиалкой: Публичные библиотеки США : проблемы и достижения / Д. Равинский // Библиотечное дело. – 2005. – № 5. – С. 27-30.

167.       Раввинский, Д. Перспективы библиотек / Д. Равинский // Новое литературное обозрение. – 2005. – № 74. – С. 529-532.

168.       Ракитов, А.И. Информатизация общества: состояние, структура, перспективы / А.И. Ракитов // Перспективы информатизации общества : реферативный сб. / ИНИОН АН СССР. – Ч. 1. – М., 1989. – С. 5-37.

169.       Риесто, К. Библиотеки в Норвегии / К. Риесто // Проект «Библиотечная школа Баренцева региона : сб. материалов. – Архангельск, 1999. – С.58-63.

170.       Рубакин Н.А. Библиологическая психология / Н.А. Рубакин. – М. : Академический проект ; Трикста, 2006. – 799 с.

171.       Руководство ИФЛА/ЮНЕСКО по развитию службы публичных библиотек : [перевод / подгот.: Ф. Гилл (пред.) и др; предисл. В.Р. Фирсова]; Междунар. федерация библ. ассоц. и учреждений. Секция публич. б-к, Рос. библ. ассоц.. – СПб. : Изд-во Рос. нац. б-ки, 2002. – 112 с.

172.       Сельская библиотека: взгляд библиотековедов и практиков : сб. ст. / Рос. нац. б-ка ; [сост. : Е.М. Коломейчук, Л. Н. Михеева, М.А. Ратавнина]. – СПб. : Рос. нац. б-ка, 2005. – 200 с.

173.       Сеппянен, С. Библиотеки в Финляндии / С. Сеппянен // Проект «Библиотечная школа Баренцева региона : сб. материалов. – Архангельск, 1999. – С. 88-99.

174.       Сетевое взаимодействие библиотек : материалы международ. конф. (17-18 мая 1999 г.) / [Центр информ. ресурсов – Амер. центр USIS и др.]; [сост. Н.Ф. Вербина]. – СПб. : Изд-во Рос. нац. б-ки, 2000. – 144 с.

175.       Скворцов, В.В. Концепция библиотеки в современном российском библиотековедении / В.В. Скворцов // Российское библиотековедение: XX век : Направления развития, проблемы и итоги : Опыт монографического исслед. / [Б.Н. Бачалдин, А.Н. Ванеев, Ф.С. Воройский и др.; сост. и предисл. Ю.П. Мелентьевой]. – М. : Гранд и др., 2003. – 428 с.

176.       Слободяник, М.С. Библиотека в условиях информатизации общества : концептуальная модель развития / М.С. Слободяник // Библиотечное дело – 2001 : Российские библиотеки в мировом информационном интеллектуальном пространстве : тез. докл. 6-й междунар. науч. конф. (Москва, апр. 2001 г.). – М., 2001. – Т. 1. – С. 39-40.

177.       Слободяник, М.С. Системно-функциональная модель библиотеки / М.С. Слободяник // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире: новые технологии и новые формы сотрудничества. Тема 2003 года: Библиотека и доступность информации в современном мире: электронные ресурсы науке, культуре и образованию : тр. конф. / 10-я юбилейн. межднарод. конф. «Крым 2003», г. Судак (Украина), 7-15 июня 2003 г. – М. : ГПНТБ России, 2003. – Т. 2. – С. 759-760.

178.       Соколов, А.В. Библиотечная мифология: вчера, сегодня, завтра / А.В. Соколов // Библиотековедение. – 2006. – № 1. – С.112-118.

179.       Соколов, А.В. Информационный подход к документальной коммуникации / А.В. Соколов; ЛГИК. – Л., 1988. – 85 с.

180.       Соколов, А.В. Социальные функции библиотечной и библиографической деятельности / А.В. Соколов // Научные и технические библиотеки. – 1984. – № 6. – С. 19-27.

181.       Соколова, Т. Храм знаний и лабиринт сознания : Библиотека как образ жизни современного человека / Т. Соколова // Библиотечное дело. – 2006. – № 6. – С. 2-4.

182.       Сорокин, П.А. Социальная и культурная динамика : Исследования изменений в больших системах искусства, истины, этики, права и общественных отношений / П.А. Сорокин; пер. с англ. В.В. Сапова. – СПб. : Изд-во Рус. христиан. гуманитар. ин-та, 2000. – 1054 с.

183.       Стахевич, А.М. Библиотека вуза как живая система: структурный и модельный подходы / А.М. Стахевич // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире: новые технологии и новые формы сотрудничества. Тема 2003 года: Библиотека и доступность информации в современном мире: электронные ресурсы науке, культуре и образованию : тр. конф. / 10-я юбилейн. межднарод. конф. «Крым 2003», г. Судак (Украина), 7-15 июня 2003 г. – М. : ГПНТБ России, 2003. – Т. 2. – С. 756-758.

184.       Степанов, В.К. Библиотеки реальные и виртуальные в эру цифровых коммуникаций / В.К. Степанов // Научные и технические библиотеки. – 2001. – № 1. – С. 71-75.

185.       Степина, О.Г. Факторный анализ реализации программы развития центральной библиотеки [региона] / О.Г. Степина, И.П. Тикунова // Библиотечное дело – XXI век : науч.-практ. сб. / Рос. гос. б-ка. – М, 2004. – Вып. №1 (7). – С. 52-58.

186.       Столяров, Ю.Н. Беспринципность как основной принцип современной библиотечной политики / Ю.Н. Столяров // Научные и технические библиотеки. – 1993. – № 7. – С. 3-16.

187.       Столяров, Ю.Н. Библиотека – двухконтурная система / Ю.Н. Столяров // Научные и технические библиотеки. – 2002. – № 11. – С. 5-24.

188.       Столяров, Ю.Н. Библиотека: структурно-функциональный подход / Ю.Н. Столяров. – М. : Книга, 1981. – 255 с.

189.       Тапскотт, Д. Электронно-цифровое общество : Плюсы и минусы эпохи сетевого интеллекта / Д. Тапскотт; пер. с англ. И. Дубинского; под ред. С. Писарева. – Киев; М. : ITN Пресс : Рефл-бук, [1999]. – 403 с.

190.       Терешин, В.И. Библиотека – педагогическая система / В.И. Терешин // Библиотековедение.– 1998.– № 5.– С. 49-54.

191.       Торхауг, Й. Информационная политика и модели финансирования в Скандинавии / Й. Торхауг // Научные и технические библиотеки. – 2002. – № 9. – С. 47-57.

192.       Тоффлер, Э. Метаморфозы власти : Знание, богатство и сила на пороге XXI в. / Э. Тоффлер. – М. : АСТ, 2003. – 669 с.

193.       Третьяков, Н.Ф. Философия человека и общества : Пятнадцать очерков по социальной философии и философской антропологии / Н.Ф. Третьяков. – Омск, 1997. – 478 с.

194.       Тунисская программа для информационного общества (Документ WSIS–05/TUNIS/DOC/6(Rev.1)–R.15 нояб. 2005 г.) // Информационный бюллетень РБА. – 2006. – № 37. – С. 30-46.

195.       Тюлина, Н.И. Библиотечное дело второй половины XX в. / Н.И. Тюлина // Библиотековедение. – 2000. – № 2. – С. 24-25.

196.       Уэбстер, Ф. Теории информационного общества / Ф. Уэбстер; пер. с англ. М.В. Арапова и Н.В. Малыхиной; под ред. Е.Л. Вартановой. – М. : Аспект Пресс, 2004. – 398 с.

197.       Фарман, И.П. Социально-культурные проекты Юргена Хабермаса / И.П. Фарман; РАН. Ин-т философии. – М., 1999. – 244 с.

198.       Федореева, Л.В. Библиотека как социальный институт в период социальной трансформации : на примере формирования регионального информационно-библиотечного центра в Хабаровском крае : дис. ...канд. социол. наук : 22.00.04 / Л.В. Федореева. – Хабаровск, 2005. – 216 с.

199.       Федоров, Н.Ф. Собр. соч. / Н.Ф. Федоров. – Т. 2. – М. : Прогресс, 1995. – 498 с.

200.       Федорова, Т.С. Национальные модели информационного общества / Т.С. Федорова // Обсерватория культуры. – 2004. – № 1. – С. 22-27.

201.       Федорова, Т.С. Устойчивое развитие общества и библиотека : социально-культурный аспект / Т.С. Федорова // Библиотека в эпоху перемен : дайджест / РГБ, Информультура. – М., 2002. – Вып. 2 (14). – С. 30–48.

202.       Федотов, А. Трансформация современной России: возможности и пределы / А. Федотов // Власть. – 2002. – № 12. – С. 14-23.

203.       Фенелонов, Е.А. И функции, и механизм / Е.А. Фенелонов // Библиотека. – 1996. – № 8. – С. 36-37.

204.       Фирсов, В.Р. Сущностные функции библиотечной деятельности : Культуроведческий подход / В.Р. Фирсов // Научные и технические библиотеки. – 1985. – № 5. – С. 15-20.

205.       Флиер, А.Я. Культурология для культурологов / А.Я. Флиер. – М. : Академический Проект; Екатеринбург : Деловая книга, 2002. – 492 с.

206.       Фомина, А.В. Сохранение региональной памяти / А.В.  Фомина // Публичная библиотека [Электронный ресурс] : информационный бюллетень. – 2006. – Вып. 1 (27). – Режим доступа : www.library.novouralsk.ru/lib-publish-bull27.html#4.

207.       Фонотов, Г.П. О природе библиотек: информационные ли они учреждения? / Г.П. Фонотов // Библиотековедение. – 2002. – № 4. – С. 36-47.

208.       Формирование и сохранение культурного наследия в информационном обществе: издание ЮНЕСКО для Всемирного Саммита по информационному обществу / Министерство культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации, Российский ком. программы ЮНЕСКО «Информация для всех», Рос. нац. б-ка. – СПб. : Рос. нац. б-ка, 2004. – 112 с.

209.       Формирование современной информационно-библиотечной среды : сб. науч. тр. – Новосибирск : ГПНТБ СО РАН, 2004. – 245 с.

210.       Хабермас, Ю. Философский дискурс о модерне : [сб. лекций] : пер. с нем. / Ю. Хабермас. – М. : Весь мир, 2003 – 414 с.

211.       Хавкина, Л.Б. Научная разработка вопросов библиотековедения / Л.Б. Хавкина // Труды первой конференции научных библиотек. – М., 1926. – С. 29-33.

212.       Царева, Р.Н. Роль и место библиотеки в системе ценностей гражданского общества / Р.Н. Царева, Л.В. Лапина // Информационный бюллетень РБА. – 2005. – № 36. – С. 16-19.

213.       Целевая комплексная программа развития публичных библиотек города Москвы как информационных интеллект-центров на 2004-2006 гг. [Электронный ресурс] // Режим доступа : www.komkultura.ru/plani/intellect-centre/.

214.       Чачко, А.С. Развивающаяся библиотека в информационном обществе : науч.-метод. пособие / А.С. Чачко. – М. : Либерея, 2004. – 87 с.

215.       Человек читающий. Homo Legens / сост. С.И. Бэлза. – М. : Прогресс, 1989. – 717 с.

216.       Чернов, А.А. Становление глобального информационного общества : Проблемы и перспективы / А.А. Чернов. – М. : Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2003. – 232 с.

217.       Чернякова, Ю.Ф. Стратегическое планирование в национальных библиотеках: специфика и перспективы / Ю.Ф. Чернякова // Библиотековедение. – 2000. – № 5. – С. 16-21.

218.       Чунаева, А.А. Информация. Знание. Сознание / А.А. Чунаева // Проблемы интеграции социально-коммуникационных наук в социалистическом обществе : сб. науч. тр. / ЛГИК. – Л., 1987. – С. 59-70.

219.       Шагинян, М. В библиотеке Британского музея / М. Шагинян // Четыре урока у Ленина / М. Шагинян. – М., 1972. – С. 110-120.

220.       Шиммон, Р. Роль и предназначение библиотек / Р. Шиммон // Библиотечная столица. – 2004. – № 12 (26). – С. 3-4.

221.       Шрайберг, Я.Л. Библиотеки и университеты в электронно-информационной среде: первые шаги на пути от информационного общества к обществу знаний : ежегод. докл. конф. «Крым». Год 2005 / Я.Л. Шрайберг. – Судак; М., 2005. – 18 с.

222.       Шрайберг, Я.Л. Библиотеки, электронная информация и меняющееся общество в информационном веке : ежегод. докл. конф. «Крым», год 2006 / Я.Л. Шрайберг. – Судак; М., 2006. – 36 с.

223.       Шрайберг, Я.Л. Мировые тенденции развития библиотечно-информационной сферы и их отражение на пространстве СНГ : ежегодн. докл. конф. «Крым», год 2004 / Я.Л. Шрайберг. – М., 2004. – 28 с.

224.       Щедровицкий, Г.П. Мышление. Понимание. Рефлексия / Г.П. Щедровицкий. – М. : Наследие ММК, 2005. – 798 с.

225.       Эко, У. Имя розы : [роман / У. Эко; пер. с итальянского Е. Костюкович; послесл. Ю. Лотмана]. – СПб. : Симпозиум, 1998. – 677 с.

226.       Эльянов, А.Я. Неолиберальная глобализация и догоняющее развитие / А.Я. Эльянов // Глобальный мир : междисциплинарный семинар Клуба ученых «Глобальный мир». – М., 2003. – Вып. 8 (31). – С. 3-8.

227.       Эпштейн, М.Н. Постмодерн в России / М.Н. Эпштейн. – М. : Изд-во Р. Элинина, 2000. – 367 с.

228.       Ядрова, Г.В. Региональные информационные центры как форма ликвидации информационного неравенства / Г.В. Ядрова // Научные и технические библиотеки. – 2005. – № 11. – С. 14-17.

229.       Ясперс, К. Смысл и назначение истории / К. Ясперс. – 2-е изд. – М. : Республика, 1994. – 527 с.

230.       Ainali, E. New tasks for librarians – the small library perspective / E. Ainali // Scandinavian Public Library Quarterly.2002. – Vol. 35. – №  4. – Р. 8-19.

231.       Bales S. Technology and tradition : the Future’s in the Balance / S. Bales // American Libraries. – 1998. – Vol. 29. – № 6. – Р. 82-86.

232.       Berndtson, M. The role of the public library as a space for the future / M. Berndtson // Scandinavian Public Library Quarterly. – 2003. – Vol. 36. – № 3. – Р. 8-13.

233.       Buschman, J. On Libraries and the Public Sphere [Electronic data] / J. Buschman // Library Philosophy and Practice. – 2005. – Vol. 7. – №  2. – Mode of access : www.webpages.uidaho.edu/~mbolin/buschman.htm.

234.       Campanile, A.M. Librarianship : New Criteria for an Old Profession / A.M. Campanile // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире: новые технологии и новые формы сотрудничества : материалы конф. / 4-я международ. конф. «Крым 97», Судак, Автономная Респ. Крым, Украина, 7-15 июня 1997 г. – М., 1997. – Т. 2. – С. 505-508.

235.       Dendrinos, M. From the Physical Reality to the Virtual Reality in the Library Environment [Electronic data] / M. Dendrinos // Library Philosophy and Practice. – 2005. – Vol. 7. – №. 2. – Mode of access : www.webpages.uidaho.edu/~mbolin/dendrinos.htm.

236.       Drotner, K. Library Innovation for the Knowledge Society / K. Drotner // Scandinavian public library. – 2005. – Vol. 38. – №  2. – Р. 18-20.

237.       Hage, C.L. Book, Bytes, Buildings and Bodies : Public Librariesin the 21st Century / C.L. Hage // American Libraries. – 1999. – № 1. – Р. 79-81.

238.       Hapel, R. The Public Library after the Change of Paradigm / R. Hapel // Scandinavian Public Library Quarterly. – 2002. – Vol. 35. – №  3. – Р.8-9.

239.       Helsinki City Library : Annual Report 2004 / Editor S. Lehicoinen. – Helsinki, 2005. – 52 p.

240.       Holland, G.A. Information Society: European Considerations in Economic and Cultural Contexts [Electronic data] / G.A. Holland // Library Philosophy and Practice. – 2006 – Vol. 8. – № 2. – Mode of access : www.webpages.uidaho.edu/~mbolin/holland.htm.

241.       Kareno, E. Genesis of a regional library in Finland / E. Kareno // Scandinavian Public Library Quarterly. – 2003. – Vol. 36. – № 2. – Р. 30-31.

242.       Library Strategy 2010 : Policy for Access to Knowledge and Culture / Finnish Ministry of Education. – Helsinki, 2003. – 34 p.

243.       Mills, Е. Study: Internet big in Japan [Electronic data] / Е. Mills // Mode of access : www.news.com.com/Study+Internet+big+in+Japan%2C+China/2100-1025_3-6055779.html.

244.       National Library of Norway : Annual Report 2004. – [Oslo] : National library of Norway, 2005. – [8] р.

245.       Nilsen, R. A Guidance Strategy for Progress / R. Nilsen // Scandinavian Public Library Quarterly. – 2003. – Vol. 36. – №  1. – Р. 23-25.

246.       Public Libraries in Finland – Gateways to Knowledge and Culture / Ministry of Education. – Helsinki, 2001. – 22 р.

247.       The National Library – the national gateway to information: The Finnish National Library Stretagy 2006-2015 [Electronic data] // Mode of access : www.lib.helsinki.fi/english/infoe/NationalLibraryStrategy_2006-2015_summary.htm.



Примечания

[1] Нечипоренко, В.П. Некоторые проблемы перехода к информационному обществу // Библиотечное Дело – 2001 : российские библиотеки в мировом информационном интеллектуальном пространстве. – М., 2001. – Ч. 1. – С. 30-32.

[2] Берестова, Т.Ф. Общедоступная муниципальная библиотека в едином информационном пространстве : науч.-метод. пособие. – М. : Либерея-Бибинформ, 2005. – 287 с.

[3] Лещинская, В.В. Перспективы развития библиотек в информационном обществе XXI века [Электронный ресурс] // Режим доступа : www.conf.cpic.ru/upload/eva2004/reports/doklad_325.doc/.

[4] Ключи от XXI века : сб.ст. / Организация Объединен. наций по вопросам образования, науки и культуры. – М., 2004. – С. 171.

[5] Дука, С.И. Информационное общество : Социогуманитарные аспекты : монография. – СПб., 2004.

[6] Игнатьев, В.И. Информационное общество как объект социологической теории // Социально-гу-манитарные исследования : сб. науч. тр. – Новосибирск, 2001. – С. 7.

[7] Ясперс, К. Смысл и назначение истории. – 2-е изд. – М., 1994. – С. 161.

[8] Шрайберг, Я.Л. Мировые тенденции развития библиотечно-информационной сферы и их отражение на пространстве СНГ : ежегодн. докл. конф. «Крым», год 2004. – М., 2004. – С. 17.

[9] Ильяева, И.А. Миссия библиотек в современном мире: монография. – Белгород : Изд-во Белгород. гос. технол. ун-та, 2004. – С. 71.

[10] Степанов, В.К. Библиотеки реальные и виртуальные в эру цифровых коммуникаций // Научные и технические библиотеки. – 2001. – № 1. – С. 73.

[11] Марцева, Л.М. Концепция библиотеки информационного общества : социально-философский аспект // Личность. Культура. Общество. – 2006. – Вып. 1 (29). – С. 254.

[12] Давыдова, И.А. Библиотека как участник информационного производства // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире : новые технологии и новые формы сотрудничества. – М., 2003. – Т.1. – С. 208.

[13] Цит. по: Каптерев, А.И. Информатизация социокультурного пространства. – М., 2004. – С. 105.

[14] Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество : Опыт социального прогнозирования. – М., 1999.

[15] Ракитов, А.И. Информатизация общества: состояние, структура, перспективы // Перспективы информатизации общества : реферативный сб. / ИНИОН АН СССР. – Ч. 1. – М., 1989. – С. 9.

[16] Тоффлер, Э. Метаморфозы власти : Знание, богатство и сила на пороге XXI в. – М., 2003.

[17] Городищева, А.Н. Информация и компьютеризация общества : Социально-философский анализ : автореф. дис. ...канд. филос. наук : 09.00.11 – Красноярск, 2002. – С. 7.

[18] Иноземцев, В.Л. За пределами экономического общества : Постиндустриальные теории и постэкономические тенденции в современном мире. – М., 1998. – C. 435.

[19] Чернов, А.А. Становление глобального информационного общества: Проблемы и перспективы. – М., 2003.

[20] Дракер, П. Посткапиталистическое общество // Новая постиндустриальная волна на Западе. – М., 1990. – С. 71.

[21] Тапскотт, Д. Электронно-цифровое общество : Плюсы и минусы эпохи сетевого интеллекта. – Киев; М., 1999.

[22] Клейнер, Г.Б. Становление общества знаний в России : социально-экономические аспекты // Общественные науки и современность. – 2005. – № 3. – С. 64.

[23] Кастельс, М. Становление общества сетевых структур // Новая постиндустриальная волна на Западе. – М., 1990. – С. 494.

[24] Ващекин, Н.П. Информатизация общества как феномен культуры : сб. науч. тр. – Новосибирск, 1990. – С. 38.

[25] Mills, Е. Study: Internet big in Japan, China [Electronic data] // Mode of access : www.news.com.com/Study+Internet+big+in+Japan%2C+China/2100-1025_3-6055779.html.

[26] Третьяков, Н.Ф. Философия человека и общества : Пятнадцать очерков по социальной философии и философской антропологии. – Омск, 1997. – С. 159.

[27] Бердяев, Н.А. Человек и машина // Философия творчества, культуры и искусства. – Т. 1. – М., 1994. – С. 509.

[28] Эльянов, А.Я. Неолиберальная глобализация и догоняющее развитие // Глобальный мир. – М., 2003. – Вып. 8 (31). – С. 5.

[29] Мальковская, И.А. Вызовы глобализации // Многоликий Янус открытого общества : опыт критического осмысления ликов общества в эпоху глобализации. – М., 2005. – С. 91.

[30] Цит. по: Каптерев, А.И. Информатизация социокультурного пространства. – М., 2004. – С. 125.

[31] Там же.

[32] Ершова, Т.В. Информационное общество и будущее библиотеки // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире : новые технологии и новые формы сотрудничества : материалы 4-й международ. конф. «Крым 97». – М., 1997. – Т. 1. – С. 46.

[33] Монтвилов, В. Равноправие в киберпространстве // Библиотечное дело. – 2004. – № 6. – С. 7.

[34] Кастельс, М. Информационная эпоха : экономика, общество и культура. – М., 2000. – С. 358.

[35] Богатырева, Т.Г. Государство и культура в условиях глобально-локальной экономики // Вестник Московского ун-та. Сер. 18. Социология и политология. – 2002. – № 4. – С. 62.

[36] Бурдье, П. Социология политики. – М., 1993. – С. 72.

[37] Мальковская, И.А. Вызовы глобализации // Многоликий Янус открытого общества : опыт критического осмысления ликов общества в эпоху глобализации. – М., 2005. – С. 92.

[38] Покровская, Н.Н. Глобализация и регионализация // Личность и культура. – 2004. – № 1. – С. 18.

[39] Китинг, М. Новый регионализм в Западной Европе // Логос. – 2003. – № 6 (40). – С. 73.

[40] Китинг, М. Новый регионализм в Западной Европе // Логос. – 2003. – № 6 (40). – С. 76.

[41] Эпштейн, М.Н. Постмодерн в России. – М., 2000. – С. 34.

[42] Всемирный Саммит по информационному обществу: сб. документов / сост. Е.И. Кузьмин, В.Р. Фирсов. – СПб., 2004. – С. 14.

[43] От информационного общества к обществам знания / ЮНЕСКО // Новости Российского Комитета ИФЛА. – 2003. – № 46. – С. 11.

[44] Зайцев, В.Н. Информатизация как инструмент формирования гражданского общества // Библиотековедение. – 2005. – № 1. – С. 26.

[45] Демидов, А. Через библиотеки – к знаниям // Читаем вместе. – 2006. – № 6. – С. 36.

[46] Зефельдт, Ю. Двери в прошлое и в будущее – библиотеки в Германии. – Хильдесхайм; Цюрих; Нью-Йорк, 2005. – С. 96.

[47] Нечаев, В.В. Интеллект – стратегический ресурс информационного общества // Проблемы информатизации. – 2001. – №1. – С. 39.

[48] Межуев, В.М. Культура и образование // Безопасность Евразии. – 2001. – № 3. – С. 326.

[49] Ключи от XXI века : сб.ст. – М., 2004. – С. 164.

[50] Любаров, В.М. Прогноз трендов развития общества для разработки стратегий в области познания, образования, накопления знаний и библиотечного дела // Научные и технические библиотеки. – 2005. – № 4. – С. 33.

[51] Ключи от XXI века : сб.ст. – М., 2004. – С. 119.

[52] Ловецкая, А.Г. Информационное общество: динамический портрет, тенденции развития : Социально-философский анализ : дис. … канд. филос. наук : 09.00.11. – Тула, 2004. – С. 15.

[53] Формирование и сохранение культурного наследия в информационном обществе : издание ЮНЕСКО для Всемирного Саммита по информационному обществу. – СПб., 2004.

[54] Культурное и языковое разнообразие в информационном обществе : информационное издание. – СПб., 2004. – С. 26.

[55] Хабермас, Ю. Философский дискурс о модерне. – М., 2003.

[56]Матлина, С.Г. Публичная библиотека как феномен культуры // Технологии информационного общества и культура [Электронный ресурс] : международ. конф. и проекты. – М., 2006. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM).

[57] Гуссерль, Э. Идеи чистой феноменологии и феноменологической философии : Кн.1. – М., 1999.

[58] Федореева, Л.В. Библиотека как социальный институт в период социальной трансформации: На примере формирования регионального информационно-библиотечного центра в Хабаровском крае: дис. ... канд. социол. наук: 22.00.04. – Хабаровск, 2005.

[59] Карташов, Н.С. Общее библиотековедение. – Ч. 2. – М., 1997. – С. 4.

[60] Мотульский, Р.С. Общее библиотековедение. – М., 2004; Маркова, В.Н. К вопросу о динамике социокультурных функций в деятельности библиотеки // Синергетика в современном мире : сб. материалов международ. науч. конф. в г. Белгороде. – Ч. 3. – Белгород : Изд-во БелГТАСМ, 2001. – С. 148-155

[61] Фирсов, В.Р. Сущностные функции библиотечной деятельности : Культуроведческий подход // Научные и технические библиотеки. – 1985. – № 5. – С.15-20.

[62] Ванеев, А.Н. Библиотечное дело. Теория. Методика. Практика. – СПб., 2004. – С. 83.

[63] Мотульский, Р.С. Библиотека в социуме : предназначение и функции // Библиотековедение. – 2002. – № 5. – С. 23; Мурзинова, В.В. Развитие мемориальной функции публичной библиотеки // Информационный бюллетень РБА. – 2005. – № 36. – С. 48-50.

[64] Володин, Б.Ф. Научная библиотека в контексте научной, образовательной и культурной политики : Исторический опыт Германии. – СПб., 2002. – С. 113.

[65] Кожевникова, Е.С. Информатизация библиотек: проблемы и перспективы: социально–психологический аспект // Научные и технические библиотеки. – 2001. – № 10. – С. 34.

[66] Костенко, Л.И. Функции и статус библиотеки информационного общества // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире : новые технологии и новые формы сотрудничества : тр. 9-й международ. конф. «Крым 2002». – М., 2002. – Т. 2. – С. 744.

[67] Зайнуллин, Ш.Р. Электронные библиотеки : Современное состояние и перспектива развития // Университетская книга. – 2004. – № 10 (95). – С. 30.

[68] Hapel, R. The Public Library after the Change of Paradigm // Scandinavian Public Library Quarterly. – 2002. – Vol. 35. – № 3. – P. 8-9.

[69] Алимаева, О.И. Библиотеки и музеи как социокультурные институты в эпоху глобализации // Современная библиотека: традиции и инновации : сб. науч. тр. – Саратов, 2005. – С. 12.

[70] Соколов, А.В. Информационный подход к документальной коммуникации. – Л., 1988. – С. 47.

[71] Мотульский, Р.С. Вечна ли библиотека? // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире: новые технологии и новые формы сотрудничества : тр. 8-й межднарод. конф. «Крым–2001». – М., 2001. – Т. 1. – С. 50; Фонотов, Г.П. О природе библиотек: информационные ли они учреждения? // Библиотековедение. – 2002. – № 4. – С. 45.

[72] Ершова, Т.В. Усиление роли публичной библиотеки в информационном обществе // Научные и технические библиотеки. – 1999. – № 1. – С. 74.

[73] Царева, Р.Н. Роль и место библиотеки в системе ценностей гражданского общества // Информационный бюллетень РБА. – 2005. – № 36. – С. 16-19.

[74] Горчицкая, Е.А. Наш статус меняется. В каком направлении? // Библиотека. – 2004. – № 2. – С. 56.

[75] Гениева, Е.Ю. Новая педагогика и новая этика в библиотеке // Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса [Электронный ресурс] : материалы 13-й международ. конф. «Крым 2006». – М., 2004. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM).

[76] Библер, В. От науковедения – к логике культуры. Два философских введения в двадцать первый век. – М., 1991.

[77] Ершова, Т.В. Информационное общество и библиотека // Общество и книга: от Гутенберга до Интернета. – М., 2000. – С. 268.

[78] Уэбстер, Ф. Теории информационного общества. – М., 2004. – С. 238-247.

[79] Раввинский, Д. Не быть увядающей фиалкой : Публичные библиотеки США: проблемы и достижения // Библиотечное дело. – 2005. – № 5. – С. 27-30.

[80] Равинский, Д. Перспективы библиотек // Новое литературное обозрение. – 2005. – № 74. – С. 531.

[81] Акилина, М.И. Публичные библиотеки : тенденции обновления // Библиотековедение. – 2001. – № 2. – С. 17.

[82] Акилина, М.И. Информационная функция как понятие // Библиотека. – 1999. – № 10. – С. 32; Вормел. И. Придание новых качеств найденной информации : Вызов работникам в области библиотековедения и информатики // Международный форум по информатике. – 2000. – Т. 25. – № 4. – С. 23.

[83] Бургер, И.П. Организационная структура вузовской библиотеки в условиях формирования информационного общества : дис. ...канд. пед. наук : 05.25.03. – Новосибирск, 2001. – С. 30.

[84] Акилина, М.И. О критериях отнесения библиотеки к документным и информационным учреждениям // Библиотечное дело на пороге XXI века : тез. докл. и сообщений международ. науч. конф. – М., 1998. – Ч. 1. – С.16.

[85] Бруева, Т.А. Библиотека: эволюция миссии // Библиотечное дело – 2001 : российские библиотеки в мировом информационном и интеллектуальном пространстве : тез. докл. 6-й международ. науч. конф. – М., 2001. – Ч. 1. – С. 8.

[86] Добко, Т.В. СБО в электронную эру : доминирование навигаторской функции // Библиография. – 2004. – № 1. – С. 11.

[87] Армс, В. Электронные библиотеки. – Люберцы, 2002. – С. 14.

[88] Багрова. И.Ю. Есть ли у библиотеки будущее в XXI веке // Библиотековедение. – 1999. – № 1. – С. 147.

[89] Багрова, И.Ю. Электронная библиотека: по материалам англоязычной печати 2000-2004 гг. // Библиотековедение. – 2005. – № 4. – С. 50; Вохрышева, М.Г. Процесс развития современных библиотек с позиции синергетики // Научные и технические библиотеки. – 2003. – № 6. – С.7-8.

[90] Леманн, К.-Д. Информационная магистраль и культурное наследие // Научные и технические библиотеки. – 1996. – № 4. – С. 40.

[91] Сетевое взаимодействие библиотек : материалы международ. конф. – СПб., 2000. – С. 44.

[92] Берглунд. Ш. Публичные библиотеки в Швеции // Проект «Библиотечная школа Баренцева региона : сб. материалов. – Архангельск, 1999. – С. 71.

[93] Бакленд, М. Модернизация библиотечного дела : манифест. – М., 2001. – С. 51.

[94] Личутин, А., Опенков М. «Нить Ариадны» в мире знаний : В поиске новых форм социальной навигации // Библиотечное Дело. – 2006. – № 6 (42). – С.23.

[95] Крымская, А.С. Управление знаниями – перспективная технология для библиотечно-информационных работников // Научные и технические библиотеки. – 2005. – № 9. – С. 14.

[96] Алимаева, О.И. Библиотека в современном образовательном пространстве // Современная библиотека: традиции и инновации : сб. науч. тр. – Саратов, 2005. – С. 33; Омаров, К.О. К развитию поликультурной образовательной деятельности библиотек // Библиотековедение. – 2006. – № 1. – С. 26-31.

[97] Бубекина, Н.В. Размышления об образовательной функции библиотек // Библиотековедение. – 2000. – № 5. – С. 33.

[98] Гончаров, С.3. Аксиологические и креативно-антропологические основы воспитания // Экономика и культура : межвузов. сб. – Екатеринбург, 2003. – С. 255-275.

[99] Остапов, А.И. Библиотека в контексте коммуникативно-познавательных потребностей : когнитивный подход : дис. ...д-ра пед. наук: 05.25.03. – Краснодар, 1998. – С. 79.

[100] Измайлова, Р.У. Библиотека и общество // Вестник ТИСБИ. – 2000. – № 1. – С. 16.

[101] Валлах, Р. Out of the box: научные библиотеки в США // Новое литературное обозрение. – 2005. – № 74. – С. 536.

[102] Там же.

[103] Демидов, А. На пути к «электронному государству» : Проблемы доступа к информации в России // Библиотечное дело. – 2006. – № 5. – С. 2-6; Drotner, K. Library Innovation for the Knowledge Society // Scandinavian public library. – 2005. – Vol. 38. – № 2. – P. 18-20.

[104] Жабко, Е.Д. Обучающая библиотека как прототип библиотеки будущего // Научные и технические библиотеки. – 1997. – № 12. – С. 42.

[105] Гудков, Л. Российские библиотеки в системе репродуктивных институтов: контекст и перспективы // Новое литературное обозрение. – 2005. – № 74. – С. 166-202

[106] Лысикова, Н.П. Место и роль библиотеки в культурно-образовательном пространстве // Современная библиотека : традиции и инновации : сб. науч. тр. – Саратов, 2005. – С. 59.

[107] Фомина, А.В. Сохранение региональной памяти // Публичная библиотека [Электронный ресурс] : информационный бюллетень. – 2006. – Вып. 1 (27). – Режим доступа : www.library.novouralsk.ru/lib-publish-bull27.html#4.

[108] Матлина, С.Г. Заметки на полях «Философских статей» в журнале «Библиотековедение» // Библиотековедение. – 1996. – № 4/5. – С. 102.

[109] Дворкина, М.Я. Библиотечное обслуживание : Новая реальность. – М., 2001. – С. 6-8.

[110] Campanile, A.M. Librarianship: New Criteria for an Old Profession // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире: новые технологии и новые формы сотрудничества / 4-я междунар. конф. «Крым 97». – Т. 2. – С. 505-508.

[111] Лысикова, Н.П. Современная библиотека как социокультурный институт в условиях рыночных преобразований в России // Современная библиотека: традиции и инновации : сб. науч. тр. – Саратов, 2005.

[112] Головко, С.И. Социально-культурные функции библиотечной профессии // Библиотековедение. – 2004. – № 6. – С. 33.

[113] Информационно-библиотечная сфера : международные акты и рекомендации : сб. справоч.-норматив. и рек. материалов – М. : Либерея, 2001. – 272 с.

[114] Манифест о публичной библиотеке ИФЛА/ЮНЕСКО // Через библиотеки – к будущему. – Ч.1. – М., 2004. – С. 157.

[115] Там же.

[116] Александрийский манифест о библиотеках. Информационное общество в действии / ИФЛА // Информационный бюллетень РБА. – 2006. – № 37. – С. 46-48.

[117] Публичные библиотеки в зарубежных странах : информационный сб. – СПб., 2003; Нормативно-правовое обеспечение деятельности библиотек в зарубежных странах : сб. материалов. – М. : Либерея, 2003.

[118] Федорова, Т.С. Национальные модели информационного общества // Обсерватория культуры. – 2004. – № 1. – С. 23; Holland, G.A. Information Society: European Considerations in Economic and Cultural Contexts [Electronic data] / G.A. Holland // Library Philosophy and Practice. – 2006 – Vol. 8. – № 2. – Mode of access : www.webpages.uidaho.edu/~mbolin/holland.htm.

[119] Kareno, E. Genesis of a regional library in Finland // Scandinavian Public Library Quarterly. – 2003. – Vol. 36. – № 2. – P. 30-31.

[120] Давыдова, Л.В. Гибридные библиотеки Финляндии // Библиотековедение. – 2005. – № 6. – С. 99.

[121] Public Libraries in Finland – Gateways to Knowledge and Culture. – Helsinki, 2001. – P.16.

[122] Helsinki City Library: Annual Report 2004. – Helsinki, 2005.

[123] Library Strategy 2010 : Policy for Access to Knowledge and Culture. – Helsinki, 2003. – Р. 6.

[124] Сеппянен, С. Библиотеки в Финляндии // Проект «Библиотечная школа Баренцева региона : сб. материалов. – Архангельск, 1999. – С. 92.

[125] Володин, Б.Ф. Доступ к информации – для всех: Публичные библиотеки Финляндии // Библиотечное дело. – 2003. – № 1. – С. 35.

[126] Библиотечный закон : Закон Финляндии // Библиотека и закон : юридический журнал-справочник. – 1998. – № 5. – С. 96.

[127] Цит. по: Володин, Б.Ф. Доступ к информации – для всех : Публичные библиотеки Финляндии // Библиотечное дело. – 2003. – № 1. – С. 35.

[128] Library Strategy 2010 : Policy for Access to Knowledge and Culture. – Helsinki, 2003. – Р. 11.

[129] Berndtson, M. The role of the public library as a space for the future // Scandinavian Public Library Quarterly. – 2003. – Vol. 36. – № 3. – P. 8-13.

[130] Цит. по: Володин, Б.Ф. Доступ к информации – для всех : Публичные библиотеки Финляндии // Библиотечное дело. – 2003. – № 1. – С. 36.

[131] Федотов, А. Трансформация современной России : возможности и пределы // Власть. – 2002. – № 12. – С. 14-23.

[132] О библиотечном деле : Федеральный закон Российской Федерации от 29 дек. 1994 г. № 78-ФЗ // Библиотека и закон. – М., 1996. – С. 43.

[133] Об информации, информационных технологиях и о защите информации : Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ // Российская газета. – 2006. – 29 июля (№ 165).

[134] Берестова, Т.Ф. Государственная информационная политика – инструмент обеспечения единства информационного пространства // Научные и технические библиотеки. – 2006. – № 8. – С. 19.

[135] О библиотечном деле : Федеральный закон Российской Федерации от 29 дек. 1994 г. № 78-ФЗ // Библиотека и закон. – М., 1996. – С. 44.

[136] Об обязательном экземпляре документов [Электронный ресурс] : Федеральный закон Российской Федерации от 29 дек. 1994 г. № 77-ФЗ // Режим доступа : www.mkmk.ru/?id=5.

[137] Национальная программа сохранения библиотечных фондов Российской Федерации. – М., 2000. – С. 5.

[138] Модельный стандарт деятельности публичной библиотеки. – Новоуральск, 2002. – С. 3.

[139] Мелентьева, Ю.П. Публичные центры правовой информации : новые возможности библиотечного обслуживания. – М., 2004.

[140] Коробкина, Т.Е. Программа развития публичных библиотек : Московский опыт оптимизации библиотечного обслуживания населения // Справочник руководителя учреждения культуры. – 2006. – № 3. – С. 54.

[141] Целевая комплексная программа развития публичных библиотек города Москвы как информационных интеллект-центров на 2004-2006 гг. [Электронный ресурс] // Режим доступа : www.komkultura.ru/plani/intellect-centre/.

[142] Викулова, В.П. Основные источники получения знаний в современном обществе // Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса [Электронный ресурс]. – М., 2004. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM).

[143] Гениева, Е. Ю. Библиотека как центр межкультурной коммуникации. – М., 2005. – С. 54.

[144] Матлина, С.Г. Публичная библиотека как феномен культуры // Технологии информационного общества и культура [Электронный ресурс] : международ. конф. и проекты. – М., 2006. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM).

[145] Гениева, Е.Ю. Культура как способ разрешения конфликтов: роль библиотек // Научные и технические библиотеки. – 2006. – № 1. – С. 55.

[146] Сельская библиотека: взгляд библиотековедов и практиков : сб. ст. – СПб., 2005.

[147] Матлина, С.Г. От модельных – к модальным сельским библиотекам // Информационный бюллетень РБА. – 2005. – № 36. – С. 36.

[148] Матлина, С.Г. От модельных – к модальным сельским библиотекам // Информационный бюллетень РБА. – 2005. – № 36. – С. 36.

[149] Кокаревич, М.Н. Концептуальное моделирование в социальной философии. – Томск, 2003.

[150] Моисеев, Н.Н. Математика в социальных науках // Математические методы в социологическом исследовании. – М., 1981. – С. 166.

[151] Плотинский, Ю.М. Модели социальных процессов. – M., 2001. – С. 87.

[152] Слободяник, М. С. Системно-функциональная модель библиотеки // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире: новые технологии и новые формы сотрудничества : тр. конф. / 10–я юбилейн. межднарод. конф. «Крым 2003». – М., 2003. – Т. 2. – С. 759.

[153] Ванеев, А.Н. Библиотечное дело. Теория. Методика. Практика. – СПб., 2004. – С. 40-41.

[154] Щедровицкий, Г.П. Мышление. Понимание. Рефлексия. – М., 2005. – С. 249.

[155] Ванеев, А.Н. Развитие библиотековедческой мысли в России (XI – начало XX в.).- М., 2003.

[156] О повышении роли библиотек и коммунистическом воспитании трудящихся и научно-техническом прогрессе: Постановление ЦК КПСС // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и Пленумов ЦК. – М., 1978. – С. 383-393; Положение о библиотечном деле в СССР // Справочник библиотекаря. – М., 1985. – С. 5-14.

[157] Гениева, Е.Ю. Концептуальные модели библиотеки // Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса [Электронный ресурс] : материалы 13-й международ. конф. «Крым 2006». – М., 2006. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM).

[158] Хавкина, Л.Б. Научная разработка вопросов библиотековедения // Труды первой конференции научных библиотек. – М., 1926. – С. 29-33.

[159] Столяров, Ю.Н. Библиотека: структурно-функциональный подход. – М., 1981; Его же. Библиотека – двухконтурная система // Научные и технические библиотеки. – 2002. – № 11. – С. 5-24.

[160] Его же. Библиотека : структурно-функциональный подход. – М., 1981. – С. 37.

[161] Слободяник, М.С. Библиотека в условиях информатизации общества: концептуальная модель развития // Библиотечное дело – 2001 : Российские библиотеки в мировом информационном интеллектуальном пространстве : тез. докл. 6-й междунар. науч. конф. – М., 2001. – Т. 1. – С. 39-40.

[162] Васильченко, Н.П. Модель библиотеки как социальной организации // Научные и технические библиотеки. – 2002. – № 7. – С. 29-33.

[163] Скворцов, В.В. Концепция библиотеки в современном российском библиотековедении // Российское библиотековедение: XX век: Направления развития, проблемы и итоги : Опыт монографич. исслед. – М., 2003.

[164] Стахевич, А.М. Библиотека вуза как живая система: структурный и модельный подходы // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире: новые технологии и новые формы сотрудничества : тр. конф. / 10-я юбилейн. межднарод. конф. «Крым 2003». – М., 2003. – Т. 2. – С. 756-758.

[165] Бачалдин, Б.Н., Инькова. Л.Н. Что и как осмысливать библиотековедам? // Библиотековедение. – 1993. – № 5/6. – С. 72-79.

[166] Тюлина, Н.И. Библиотечное дело второй половины XX в. // Библиотековедение. – 2000. – № 2 . – С. 24-25.

[167] Столяров, Ю.Н. Беспринципность как основной принцип современной библиотечной политики // Научные и технические библиотеки. – 1993. – № 7. – С. 3-16.

[168] Манилова, Т.Л. Серьезная заявка // Библиотековедение. – 1994. – № 2. – С. 31.

[169] Buschman, J. On Libraries and the Public Sphere [Electronic data] / J. Buschman // Library Philosophy and Practice. – 2005. – Vol. 7. – №  2. – Mode of access : www.webpages.uidaho.edu/~mbolin/buschman.htm.

[170] Куликова, Л.В. Управление и экономика библиотек в переходный период. – СПб., 1994. – С. 35-42.

[171] Фенелонов, Е.А. И функции, и механизм // Библиотека. – 1996. – № 8. – С. 36-37.

[172] Библиотеки и библиотечное дело США : комплексный подход. – М., 1992. – С. 6-10.

[173] Гусева, Л.Н. Концепции деятельности библиотек // Научные и технические библиотеки. – 1997. – № 10. – С. 8; Библиотека как традиция и библиотечные традиции // Библиотековедение. – 2000. – № 6. – С. 94-100.

[174] Ванеев, А.Н. Библиотечное дело. Теория. Методика. Практика. – СПб., 2004. – С.116-117.

[175] Ванеев, А.Н. Философия библиотеки в теоретическом наследии Николая Федоровича Федорова // Библиотековедение. – 2001. – № 3. – С. 80-90.

[176] Цит. по: Борисов, В. «Идеальный библиотекарь» // Альманах библиофила. – 1979. – Вып. 6. – С. 204.

[177] Федоров, Н.Ф. Собр. соч. – Т. 2. – М., 1995. – С. 379.

[178] Рубакин, Н.А. Библиологическая психология. – М., 2006. – С. 48.

[179] Борхес, Х.Л. Письмена Бога. – М., 1992. – С. 222.

[180] Опенков, М.Ю. Библиотека как модель культуры // Экология культуры. – 2005. – № 3 (37). – С. 109.

[181] Человек читающий. Homo Legens. – М., 1989. – С. 160.

[182] Эко, У. Имя розы. – СПб., 1998.

[183] Шагинян, М. В библиотеке Британского музея // Четыре урока у Ленина. – М., 1972. – С.112.

[184] Там же.

[185] Опенков, М.Ю. Указ. соч. // Экология культуры. – 2005. – № 3 (37). – С. 108.

[186] Соколов, А.В. Социальные функции библиотечной и библиографической деятельности // Научные и технические библиотеки СССР. – 1984. – № 6. – С. 19-27.

[187] Красовский. С.В. Библиотека в информационном обществе: автореф. дис. …канд. пед. наук : 05.25.03. – СПб., 1993.

[188] Акилина, М.И. Философия современной библиотеки // Библиотековедение. – 1996. – № 4-5. – С. 91-101.

[189] Берестова, Т.Ф. Общедоступная библиотека как часть информационного пространства: теоретико-методологические аспекты : монография. – Челябинск, 2004.

[190] Леонов, В.П. Пространство библиотеки : Библиотечная симфония / Б-ка РАН. – М., 2003.

[191] Остапов, А.И. Библиотека как когнитивно-компенсаторный механизм социума // Библиотечное дело и проблемы информатизации общества : тез. докл. международ. науч. конф.– М., 1999.– Ч. 1.– С. 45-47.

[192] Терешин, В.И. Библиотека – педагогическая система // Библиотековедение.– 1998.– № 5.– С. 49-54.

[193] Фирсов, В.Р. Сущностные функции библиотечной деятельности: Культурологический подход // Научные и технические библиотеки СССР. – 1985. – № 5. – С. 15-20.

[194] Ванеев, А.Н. Философия библиотеки как теоретико-методологическая база библиотековедческих исследований // Анис (Душанбе). – 1999. – № 3-4. – С. 12-20.

[195] Мотульский, Р.С. Теория библиотечного дела. – Минск, 1993.

[196] Гениева, Е. Ю. Библиотека как центр межкультурной коммуникации. – М., 2005.

[197] Маркова, Т.Б. Библиотека как феномен культуры: автореф. дис. …канд. филос. наук : 09.00.13.- СПб., 1999.

[198] Чачко, А.С. Развивающаяся библиотека в информационном обществе. – М., 2004.

[199] Матлина, С.Г. Публичная библиотека как феномен культуры // Технологии информационного общества и культура [Электронный ресурс] : международ. конф. и проекты. – М., 2006. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM).

[200] Мелентьева, Ю.П. Объект современного библиотековедения // Библиотековедение. – 2004. – № 6. – С. 29.

[201] Сорокин, П.А. Социальная и культурная динамика. – СПб., 2000. – С. 80.

[202] Флиер, А.Я. Культурология для культурологов. – М.; Екатеринбург, 2002. – С.264.

[203] Коготков, С.Д. Формирование информационных потребностей // Научная и техническая информация. – Сер. 2. Информационные процессы и системы. – 1986. – № 2. – С. 5.

[204] Гаккель, М.М. Изучение читателей в технических библиотеках. – Л., 1972. – С. 21.

[205] Флиер, А.Я. Культурология для культурологов. – М., 2002. – С. 196.

[206] Каптерев, А.И. Менеджмент знаний : от теории к технологиям. – М., 2005. – С. 93.

[207] Чунаева, А.А. Информация. Знание. Сознание // Проблемы интеграции социально-коммуникационных наук в социалистическом обществе : сб. науч. тр. – Л., 1987. – С. 63.

[208] Коготков, С.Д. Формирование информационных потребностей // Научная и техническая информация. – Сер. 2. Информационные процессы и системы. – 1986. – № 2. – С. 5.

[209] Фарман, И.П. Социально-культурные проекты Юргена Хабермаса. – М., 1999.

[210] Чачко, А.С. Развивающаяся библиотека в информационном обществе. – М., 2004. – С. 39.

[211] Ортега-и-Гассет, Х. Миссия библиотекаря // Человек читающий: Homo Legens. – М., 1990. – С. 322.

[212] Чернякова, Ю.Ф. Стратегическое планирование в национальных библиотеках: специфика и перспективы // Библиотековедение. – 2000. – № 5. – С. 16-21; National Library of Norway : Annual Report 2004. – [Oslo], 2005; The National Library – the national gateway to information : The Finnish National Library Stretagy 2006-2015 [Electronic data] // Mode of access : www.lib.helsinki.fi/english/infoe/NationalLibraryStrategy_2006-2015_summary.htm.

[213] Риесто, К. Библиотеки в Норвегии // Проект «Библиотечная школа Баренцева региона: сб. материалов. – Архангельск, 1999. – С.58-63; Библиотека. Население. Информация: Опыт публичных библиотек США. – М., 1998.

[214] Гиляревский, Р.С. Научная библиотека в эпоху электронных коммуникаций // Научные и технические библиотеки. – 1998. – № 7. – С. 3-12.

[215] Глухов, В.В. Совершенствование управления библиотекой при открытом доступе к образовательным информационным ресурсам в распределенной библиотечной сети вузов // Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса [Электронный ресурс] : материалы Конф. «Крым 2004». – М., 2004. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM); Еременко, Т.В. Вузовская библиотека в современной информационно-образовательной среде : Опыт сравнительного библиотековедческого исследования : дис. …д-ра пед. наук: 05.25.03. – М., 2004; Зверевич, В.В. Типологическая модель современной университетской библиотеки и ее реализация в Европейском университете в Санкт-Петербурге // Научные и технические библиотеки. – 1998. – № 2. – С. 36-39.

[216] Личутин, А. «Нить Ариадны» в мире знаний : В поиске новых форм социальной навигации // Библиотечное Дело. – 2006. – № 6 (42). – С.24.

[217] Леонов, В.П. Пространство библиотеки : Библиотечная симфония. – М., 2003. – С. 28.

[218] Шиммон, Р. Роль и предназначение библиотек // Библиотечная столица. – 2004. – № 12 (26). – С.3.

[219] Всемирный Саммит по информационному обществу. – СПб., 2004. – С. 125.

[220] О библиотечном деле : Федеральный закон Российской Федерации от 29 дек. 1994 г. № 78-ФЗ // Библиотека и закон. – М., 1996. – С. 43.

[221] Акилина, М.И. Типологические функции универсальной научной: тенденции изменений // Библиотека. – 1998. – № 11. – С. 31-33; Степина, О.Г. Факторный анализ реализации программы развития центральной библиотеки [региона] // Библиотечное дело – XXI век : науч.-практ. сб. – М, 2004. – Вып. №1 (7). – С. 52.

[222] Полознев, Д.Ф. О стратегии развития (концепции деятельности) областной научной библиотеки // Информационный бюллетень РБА. – 2005. – № 36. – С. 9-11.

[223] Ядрова, Г.В. Региональные информационные центры как форма ликвидации информационного неравенства // Научные и технические библиотеки. – 2005. – № 11. – С. 14-17.


Рейтинг@Mail.ru

Обновлено: 19/03/2016
© Тикунова И.П., 2007-2017